Экономическая культура и финансовый механизм

Коляда Николаи Иванович
доцент кафедры «Финансы и кредит»,
канд. экон. наук, доцент ФГОБУ ВО
«Финансовый университет при Правительстве
Российской Федерации» (Барнаульский филиал)
Email: nikolai59115@mail.ru
УРОВЕНЬ ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ РЕГИОНОВ РОССИИ • №4 (210) 2018 • 136

Аннотация

Объект исследования. Экономическая культура. Предмет исследования. Экономическая культура мирового финансового рынка

Цель исследования. Показать финансовый механизм эксплуатации России, её граждан и развивающихся стран, прикрываемый моделями свободных рыночных отношений.

Основные положения статьи. Экономическая культура составляет важную часть общей культуры человека. Существует три взаимосвязанных уровня, влияющих на экономическое поведение людей. В основе экономического поведения находится «экономический человек», стремящийся к максимизации индивидуальной полезности. Теоретические разработки более совершенной категории, характеризующие экономические действия индивида, не привели к изменению его практического поведения. Сегодня категория «человеческий капитал», в определённой степени, функционирует только на микроэкономическом уровне и её использование на практике связано не с необходимостью развития самого человека, а с необходимостью роста дохода от экономического использования этого человека. На всех остальных уровнях экономической деятельности продолжает функционировать экономический человек. Это связано с тем, что финансово-экономический механизм, регламентирующий поведение рыночных субъектов на макро- и мегауровнях, сформирован и используется под категорию экономического человека. Кредитный, фондовый и валютный рынки существуют как система подчинения и эксплуатации экономически малых стран. Каждый элемент финансового рынка используется для перетока созданной ценности развивающихся стран в пользу ведущих экономических стран. Под организацию этого перетока подстроена не только сама финансовая система, но и система образования экономически слаборазвитых государств, существующие модели рынка, международные соглашения и объединения стран. Особенности России заключаются в подчинении монетарных властей интересам ведущих экономических государств. Многие элементы экономической культуры носят фиктивный, декларативный характер, прикрывая суть экономических и финансовых отношений, которые остались на уровне экономического человека. Существующая экономическая культура не соответствует интересам современного общества. Необходима трансформация экономического и финансового механизма в направлении, которое бы не уничтожало духовность, природу и самого человека, а способствовала бы гармоничному развитию как отдельных регионов мира, так и человеческой цивилизации в целом.

Введение

Экономическая культура - часть общей культуры человека, совокупность ценностей, определяющих экономическое поведение людей, в том числе и на финансовых рынках, - является одной из базовых основ построения экономических моделей. Сами ценности имеют нравственную, политическую, материальную, религиозную и т.д. природу. Экономическая культура развивается вместе с развитием общества, но из этого движения не следует, что развитие происходит одними темпами и в позитивном направлении. Существует множество доктрин, религиозных течений, политических деклараций и т.п., которые пытаются определить цели общества и экономики в соответствии с моральными категориями авторов, их мироощущениями и уровнем интеллектуальных способностей, но ни одна из них пока не предложила систему ценностей, объединяющую нравственные, культурные, экономические, экологические элементы поведения человека и его институтов, которые могли бы заменить действующие экономические отношения. Актуальность совершенствования экономических отношений на макро- и мегауровнях ещё более обострилась в последние годы в связи с началом завершения монополии США на мировом финансовом рынке, отсутствием экономических теорий, адекватно описывающих состояние и развитие современной экономики, усилением влияния культурных центров азиатского, латиноамериканского и североафриканского регионов, обострением социально-экономических и экологических проблем во всём мире.

Экономическая культура и экономический человек

При всём многообразии определений категории «экономическая культура» все подходы едины в том, что она (экономическая культура) является одним из базисов для характеристики бывших и существующих обществ, определяя экономическое поведение как отдельных индивидов, так и остальных экономических институтов. Достижения экономической культуры отдельного человека и всего общества проявляются как в материальной сфере в виде вещественных атрибутов цивилизации, так и в духовной области, где тоже присутствуют и материальные носители, и само сознание человека.

Традиционно в экономической культуре выделяют 3 взаимосвязанных блока факторов, воздействующих на экономическое поведение людей: ценность и мораль, которые проявляются в трудовой этике; научное и специализированное знание; нормы и нормативную регуляцию поведения. Данные блоки отношений проявляются в поведении рыночных субъектов при осуществлении конкретных решений в области хозяйственной, политической и социальной деятельности на микро-, макро- и мегауровнях.

В основе этого поведения находится личность - «экономический человек», максимизирующий индивидуальную полезность от потребления экономических благ [Нуреев Р.М., 2008, 7, с. 59]. Этот индивид, действующий на всех ступенях социально-экономической лестницы, ориентируется на максимальное присвоение окружающих благ не только экономическими способами, но и любыми другими исходя из собственной оценки прав окружающих лиц, которые определены им же установленными нормами. Сами нормы устанавливаются на уровне государства и трактуются исходя из возможностей индивида и «его» государства. Отсюда вытекает разделение норм для себя и для других (двойные стандарты) на всех уровнях экономических отношений (домохозяйств, организаций и государств).

Проявление экономического человека хорошо видно на исторических примерах: военный захват территорий называется великими географическими открытиями, геноцид местного населения - приобщением к цивилизации, обмен золота на безделушки - свободной торговлей и т.п.

На микроуровне правила поведения экономического человека подвергались обоснованной критике почти с момента его появления и, уже со второй половины 19 века, историческая школа, а за ней институциональное и кейнсианское направления экономической теории стали рассматривать более сложного человека на основе гипотезы ограниченной рациональности [Мэ-нкью Г., 2007, 6, с. 27-30]. Дальнейшее развитие категории рационального индивида в экономической системе состоялось во второй половине 20 века - получила распространение модель социально-индивидуального человека, ориентированного на свободу самовыражения, духовное и политическое самоопределение. Но несмотря на введение в экономические модели психологических компонентов, базис этого поведения остался неизменным - это максимум индивидуальной полезности.

Закономерным выражением такого подхода стала категория «человеческого капитала» с весьма широким диапазоном определений, - от финансового показателя, определяющего «...сколько финансовых средств вложено в развитие человека до его вхождения в производственные отношения» [Евсеев В.О., 2006, 4, с. 146], до фактора развития общества, когда человеческий капитал рассматривается как «.„потенциал человека, то есть совокупность духовных, интеллектуальных, информационных, социально-экономических возможностей личности» [Подберезкин А., 2007, 9, с. 7].

Важно отметить, что ограниченность последних моделей в плане эгоистичности и эго-центричности личности преодолена не была, а декларированный коллективизм по факту последних десятилетий коллапсировался в рамках религиозно-научных сект и политических движений. Мораль, духовные ценности, коллективные интересы, забота о благе человечества и защите природы, иногда проявляясь у отдельных индивидов и групп, остались в обществе на уровне пустой декларации и ханжества, являющихся основой поведения в западной цивилизации. То есть, экономический человек никуда не исчез, а лишь прикрыл свою сущность информационной оболочкой добропорядочности и благодетеля. Особенно ярко его культура проявляется на мегау-ровне, когда забота о простых людях выражается в разнообразии способов их уничтожения, - с помощью прямой военной агрессии, цветных революций, или достижений в медицине, биохимии и генной инженерии. Несмотря на то, что из лексикона лидеров (вождей племён, императоров, председателей и президентов) почти исчезли открытые призывы захвата собственности и территории соседей, они были заменены на внедрение «демократических ценностей» и механизмы финансового рынка, которые изучаются в высшей и даже средней школах как объективные элементы современной действительности, выработанные цивилизацией на всём историческом пути её развития. Более того, эти механизмы преподносятся как справедливые, - категория «справедливой цены», рынок совершенной конкуренции (которую сегодня представляет биржа), защита инвестора и т.п. За всеми этими информационными оболочками остаётся цель личного обогащения индивида, социальных и национальных групп, а точнее - управляющих структур этих групп.

Вторым элементом экономической культуры является знание, которое может рассматриваться с разных сторон и подаётся избирательно. Основными источниками получаемой информации служат средства массовой информации, интернет, печатная литература, преподаватели системы образования и личное общение в котором большая его часть происходит с помощью технических устройств. В этой связи резко возрастает влияние собственников организаций связи и электронных сетей на формирование личности и её экономическое и социальное поведение. Само влияние настолько велико, что должно быть регламентировано специальными нормами и здесь речь не идёт о свободе слова. Речь идёт о том, что свобода слова владельцев электронных сетей и систем связи не должна превышать свободы рядового гражданина, а свобода слова работников этих организаций не нарушала бы норм морали и этики, существующих в обществе и предполагала набор профессиональных знаний, которые освещает данный индивид.

В свою очередь, в системе преподавания должны быть предусмотрены временные параметры, позволяющие развивать установленное направление деятельности работниками образования и управляющие структуры должны способствовать этому развитию. Когда в курсах экономических и финансовых дисциплин рассматриваются теоретические основы и практическое применение существующих научных категорий, от управляющих структур зависит какие части достигнутого знания будут доведены до будущей интеллектуальной элиты общества, и какие преподаватели пройдут отбор на право передачи этого знания. Сегодня, в большинстве экономических дисциплин отсутствует критический подход к анализу предлагаемых учебных курсов. Например, когда освещается информация о моделях рынка, не говорится о том, что кроме рынка чистой монополии существует модель разумной монополии и что она для общества более эффективна и менее затратна, чем модель совершенной конкуренции, и что это положение было математически доказано русским экономистом Е. Слуцким ещё в начале двадцатого века; что все рынки монополизированы в той или иной форме, или регулируются государственными органами и общественными структурами; что цифровая экономика создаётся в стране при насыщенном товарном рынке за счёт национального производства, а не существующего за счёт вывоза национальных ресурсов и т.п. То есть, программы курсов должны быть максимально объективны и нацелены на развитие своей страны, а государственные структуры должны сформировать общественный национальный стандарт будущей личности (в качестве ориентира), обеспечить временную и финансовую составляющую её достижения в системе образования, обеспечить защиту «своего» образования от внешних информационных атак. В этой связи, система подготовки человеческого капитала, должна быть закрытой, ориентироваться на внутренние интересы государства, в ней не должны участвовать лица, финансируемые из-за рубежа, за исключением временно приглашённых лиц по определённым курсам. Создание нового знания не должно предполагать внедрение информационных и религиозных сект в систему экономической культуры национального государства.

Как уже отмечалось, нормы и нормативное регулирование, как элемент экономической культуры, проявляются на всех уровнях жизни индивида и общества. За последние столетия человечество создало современный финансовый механизм взаимоотношений между домохозяйствами, фирмами, организациями, государством и самими государствами [Харрис Л., 1990, 14, с. 100-107]. Этот механизм создан на основе интересов «экономического человека» и созданных им институтов. И в этом заключается главная проблема современного общества.

Экономическая культура и финансовый рынок

На мегауровне существующая система экономических отношений ориентирована на неэквивалентный обмен созданной ценности в развитых и развивающихся государствах [Пикетти Т., 2016, 8, с. 82-83]. Её суть заключается в финансовой экспансии развитых государств на рынки конкурентов с целью захвата их собственности, создаваемой ценности и, в конечном итоге, полному экономическому и политическому подчинению, которое в эпоху СССР называлось неоколониализмом. Теоретической основой данной экспансии является капиталотворческая теория кредита, выдвинутая ещё Джоном Ло. В относительно современном подходе эта теория говорит о том, что кредит создаёт депозиты, а значит и капитал, таким образом приравнивается сущность денег, кредита и капитала [Грибов А.Ю., 2008, 3, с. 3-5; Суэтин А.А., 2010, 11, с. 198]. Механизм перекачивания созданной в развивающихся экономиках ценности в пользу развитых государств представлен тремя основными схемами.

В первом случае, когда коммерческий банк страны-кредитора выдаёт кредит стране-заёмщику или её рыночному субъекту, происходит процесс создания кредитных денег и расширение безналичной эмиссии. Обычно, эта избыточная (на первый взгляд) эмиссия размещается не в стране, взявшей кредит, а остаётся внутри банковской сферы страны-кредитора и используется для приобретения продукции её фирм-производителей. То есть, созданный депозит, полученный, в том числе, и под создание нового производства в стране-заёмщике увеличивает денежную массу в стране-кредиторе. Процент за кредит вызывает дополнительный спрос на валюту страны-кредитора, что обеспечивает рост её валютного курса, увеличивает сеньораж национального банка, доход коммерческого банка и производителей продукции страны-кредитора. Если инвестиционный кредит окажется рентабельным, то страна-заёмщик сможет погасить образовавшуюся задолженность и останется только в технологической зависимости от страны-кредитора. Если кредит брался на потребительские товары, то заёмщик будет расплачиваться поставками своей продукции, но уже по более низким ценам, чем те, которые были до займа (так как валюта кредитора стала дороже). Результатом кредитной экспансии является не только постоянный рост задолженности большинства развивающихся государств, но и повышенный коэффициент монетизации экономики, превышающей 100% в Японии, странах Евросоюза при низкой инфляции или даже дефляции (в США управление денежной массой производится ещё и разделением на доллары для внутреннего рынка и евродоллары, - доллары, размещённые за пределами её национальной территории).

Вторая схема также связана с дополнительной эмиссией денежных средств. При избыточной ликвидности в банковской сфере развитых стран возникает необходимость размещения этих средств за рубежом (вывоз капитала). Вывоз капитала приводит к увеличению спроса на ценные бумаги развивающихся государств и национального бизнеса, что ведёт к росту биржевых индексов и временной привлекательности местных активов. Таким образом избыточная эмиссия развитых государств переводится в собственность, созданную бизнесом развивающихся стран. После получения новой собственности, иностранный инвестор (банк) будет ориентироваться на собственную валюту, или одну из резервных валют, которая удобна для него в данный момент времени, но не национальную, что вызовет рост спроса на валюту страны инвестора или резервные валюты мира. Конечным итогом финансовых инвестиций развитых государств (сегодня и части развивающихся) становится следующее: иностранные валюты получают дополнительное обеспечение под свою эмиссию в виде зарубежной собственности и рост курса, банки и бизнес приобретают новую собственность и выход на местный рынок, увеличивая доходы и доходы своих стран, расширяя географию и масштабы использования «своей» валюты при росте её курса. В то же время местный бизнес, решая текущие проблемы своего существования (происходит рост капитализации данной компании, возрастают доходы и возможности собственников), оказывается в роли зависимого от партнёров, которые будут влиять на направление и качество его развития. Таким образом национальный бизнес ставится под экономический, организационный и технологический контроль ведущих стран.

В свою очередь, рост фондовых индексов развивающихся рынков означает, что внешний инвестор получает дополнительный (и основной) доход не от успешной деятельности национальной компании и размеров дивидендов, а от временного роста курса её ценных бумаг. Рост спроса и, соответственно, рост курса ценных бумаг привлечёт местных инвесторов, что ещё больше увеличит цену и привлекательность данных финансовых вложений. Но правила биржевых игр и вывоза капитала предполагают обязательное фиксирование прибыли от инвестированных средств через продажу части или всего портфеля ценных бумаг. В результате, иностранный инвестор должен получить (и получает) доход существенно превосходящий первоначальные вложения и влияние на экономику, и политику страны-импортёра капитала. Другими словами, устойчивость местного фондового рынка (при открытой экономике) будет находиться в полной зависимости от интересов иностранного «инвестора», - если его доход останется для реинвестирования (и увеличения собственности), - то ситуация в экономике развивающейся страны будет стабильной, если доход выведен, - то будут организованы предпосылки для создания кризиса, а созданная в реальном производстве ценность уйдёт за рубеж в виде вывоза прибыли или капитала. Причём, величина риска для местного фондового рынка значительно возрастает, если в стране отсутствуют ограничения на участие в фондовых играх её населения.

Таким образом, национальная экономика при развитом фондовом рынке и открытом характере её функционирования подконтрольна интересам иностранного капитала, а правительства экономически малых государств теряют финансовую самостоятельность либо частично, либо полностью в зависимости от уровня присутствия иностранных инвесторов.

И третий механизм изъятия ценности развивающихся государств - это валютный рынок. Финансовая история периода после 1945 года богата примерами валютных войн, кризисов и обесценением валют развивающихся государств. В то же время, несмотря на наличие плавающих валютных курсов, можно говорить про относительную стабильность резервных валют. Существующее объяснение выгодности заниженного курса национальной валюты сводится к усилению конкурентоспособности национальных товаров на мировом рынке за счёт более низкой цены и сохранению или даже расширению занимаемой доли на рынке. Это действительно происходит через 6-18 месяцев при незначительной величине колебаний курса валют развитых государств и по некоторым товарным группам для развивающихся стран. Но в большинстве случаев, развивающиеся страны при падении курса национальной валюты сталкиваются с резким снижением экспортной выручки и бюджетных доходов. Последующий же рост выручки связан с увеличением объёма экспорта в натуральном выражении, который, в первую очередь, относится к сырью и полуфабрикатам. В любом случае в стране-экспортёре происходит рост доли чистого экспорта в структуре валового внутреннего продукта и перераспределение доходов внутри страны в пользу экспортно-ориентированных отраслей, снижается уровень дохода рыночных субъектов, ориентированных на внутренний рынок в среднесрочном и долгосрочном периоде, и, в большинстве ситуаций закрепляется сырьевая направленность развития экономики.

Но чистый экспорт, - это потребление такого субъекта как «заграница», то есть рыночных субъектов иностранных государств. Рост этого потребления показывает, в чьих интересах производится снижение курса национальных денежных единиц, - за меньшее количество своих финансовых средств развитые страны приобретают больше продукции у развивающихся. В целом, политика занижения курса национальной денежной единицы приводит к росту спроса на иностранную валюту, увеличивает зависимость национальной экономики от внешних инвесторов, сокращает сбережения в национальной валюте, обеспечивает сеньораж иностранным эмитентам, стимулирует вывоз капитала из страны, снижает реальные доходы большинства домохозяйств, что, в свою очередь, делает невыгодными инвестиции в национальную экономику и приводит к сдерживанию экономического развития.

Также необходимо констатировать, что и ФОРЕКС, и мировой товарный рынок хотя и трактуются, и выглядят как рынки совершенной конкуренции на самом деле ими не являются. Финансовый рынок ближе к модели монополистической конкуренции и является полем для игры профессиональных участников финансовых отношений по их же разработанным правилам, которые могут быть нарушены в любой момент, - в зависимости от выгод и потерь в результате принятых решений. Что касается товарного рынка, то на нём вообще нет свободной конкуренции -рынки развитых государств давно защищены антимонопольным законодательством и системой

установленных внешнеэкономических взаимоотношений, - цены на группы товаров диктуются через установленные стандарты развитых стран, а цены, устанавливаемые при прямых межгосударственных отношениях, в большинстве своём, ориентируются на уже существующие, которые являются монопольными. Более того, при необходимости развитые страны оперативно проводят антидемпинговые мероприятия, вводят или повышают пошлины, другие ограничения и барьеры. То есть, внешняя демонстрация рыночных отношений как равноправных и совершенных, на самом деле является фикцией, - все виды рынков монополизированы ведущими странами и управляются ими через финансовые, военные, политические и институциональные рычаги воздействия.

Таким образом, в системе финансовых рынков, ценность и мораль, научное и специализированное знание, нормы и нормативная регуляция поведения соответствуют только «экономическому человеку», а все последующие научные разработки данной категории носят теоретический характер [Бранский В.П., 2017, 1, с.43].

Россия как институциональный элемент мирового финансового рынка

Ещё больший негативный эффект от участия в международных финансовых отношениях несут те страны, где у власти находится компрадорская «элита». В этом случае решается не только вопрос использования созданной ценности в интересах заграницы, но и происходит ослабление страны как экономического и геополитического конкурента. Так, действия монетарных властей России (Банка России и Министерства финансов) при стабильно положительном счёте текущих операций (когда вывозится больше товаров чем ввозится), приводят не к укреплению национальной денежной единицы, а к её удешевлению и вывозу капитала [Буренин А.Н. 1996, 2, с. 330; Тарасевич Л.С., Гребенников П.И., Леусский А.И., 2006, 12, с. 409-415]. Проводится политика сдерживания развития национальной экономики через периодические сокращения реальной денежной массы и резкое снижение курса рубля, которое объясняется действием внешних факторов [Селищев А.С., 2007, 10, с. 245]. Объём эмиссии рубля, который должен соответствовать потребностям национальной экономики, привязан к размеру поступления валютной выручки от экспорта, а не к объёму производства. Таким образом, размеры бюджета страны, уровень дохода национального бизнеса и российских граждан определяются за рубежом.

Приведённые данные в таблице прямо говорят о том, что монетарные власти проводят денежно-кредитную политику (аналогично и налогово-бюджетную, но это отдельный разговор) не для развития экономики страны, а для её «сокращения» [Туманова Е.А., Шагас Н.Л., 2004, 13, с. 378-379].

Таблица 1. Показатели изменения реальной денежной массы (М) за трёхлетние периоды с 2007 по 2016 гг.

Показатель/период 1.01.2007-1.01.2010 1.01.2010-1.01.2013 1.01.13-1.01.2016
Прирост М за период, % 70,2 79,5 30,6
Прирост инфляции за период, % 37,9 23 34,7
Темп прироста реальной денежный массы М/Р 1,852 3,456 0,881
Доля внутреннего размещения средств ЦБ РФ, % (без внутридневных кредитов, кредитов «овернайт» и обеспеченных золотом) 3,2 14,4 45,6

На основе данных Банка России [Официальный сайт cbr.ru,15]

Во-первых, значения двух верхних строк таблицы показывают, что чем выше прирост денежной массы, - тем ниже темп инфляции, а не наоборот, как уверяет «монетарное правительство». Связано это не с ошибками экономической науки, а с недостаточным объёмом денежной массы, который удерживается на заниженном уровне Банком России.

Во-вторых, если темп прироста денежной массы в среднесрочном периоде менее 1 (третья строка), то это означает, с точки зрения представителей монетаристского направления экономической теории, преднамеренное введение экономики в состояние кризиса - доходы граждан, бизнеса и бюджета будут снижаться, соответственно, произойдёт и снижение валового внутреннего продукта страны. В 2008 и в 2015 годах это заметили домохозяйства и фирмы, ориентированные на внутренний рынок, а также бюджетная сфера. Но по действующему законодательству Банк России не отвечает за экономический рост страны. В то же время, по этому же законодательству, он организует и осуществляет систему рефинансирования национальных банков, которую сводит к поддержанию платёжного оборота (внутридневные кредиты и кредиты на 1 день), отправляя большую часть средств за рубеж (показатели нижней строки таблицы) для финансирования иностранного бизнеса и бюджета враждебных России стран.

В связи с вышесказанным, Банк России должен прекратить наращивание золотовалютных резервов (по причине их завышенного размера) и абсорбацию «избыточной» ликвидности, сосредоточив свою работу на целевом кредитовании национальных коммерческих банков для создания системы инвестиционных кредитов и насыщения денежными средствами реального сектора экономики.

Другими словами, Банк России должен прекратить работать на четвёртого рыночного субъекта известного под терминами «заграница» или «иностранный сектор».

Заключение

Таким образом мы имеем отработанный финансовый механизм из отдельных, якобы свободных рынков, - кредитного, валютного и ценных бумаг, которые через систему плавающих валютных курсов и свободный вывоз капитала переводят созданную ценность развивающихся стран в пользу развитых экономик. По факту финансовых потоков система финансовых отношений на макроуровне представляет собой захват собственности и национальной ценности слабых экономик. Инвестор на бирже, - это не инвестор, а финансовый спекулянт, задачей которого является вывоз созданного в стране дохода. На бирже нет реальных инвестиций, а есть перераспределение уже созданного бизнеса и дохода; нет плавающих валютных курсов, а есть внешнее управление этими курсами и разделение дохода на дань ведущим игрокам и их профессиональным помощникам, и остаток для соучастников, - спекулянтов из национального бизнеса и местного населения.

Проблема экономической культуры заключается в том, что её значительная составляющая, относящаяся к финансовому рынку, соответствует экономическому человеку и создана для экономического человека. Человеческий капитал существует на микроуровне для повышения экономической отдачи индивида, а на макро- и мегауровне действует экономический человек и его объединения. В связи с этим, на базе соединения институциональных подходов и развития мэйнстрима необходимо создать новую экономическую теорию и новую экономическую культуру, в полной мере учитывающую морально-этические и экологические факторы развития человека и его цивилизации. Главной задачей накопленных знаний должна стать трансформация существующего экономического и финансового механизма в том направлении, которое бы не уничтожало духовность, природу и самого человека.

Список литературы

1. Бранский В.П. Проблема «смысла жизни»: общефилософское и общенаучное значение/ В.П. Бранский, И.Г. Микайлова, М.Р. Зобова. СПб.: Изд-во СПбГЭУ, 2017. 83 с.

2. Буренин А.Н. Рынки производных финансовых инструментов. ИНФРА-М, 1996. 368 с

3. Грибов А.Ю. Институциональная теория денег: сущность и правовой режим денег и ценных бумаг. М.: РИОР, 2008. 200 с.

4. Евсеев В.О. Конкурентоспособность человеческих ресурсов: Монография. М.: Информационно-внедренческий центр «Маркетинг», 2006. 304 с.

5. Кидуэлл Д.С., Петерсон Р. Л., Блэкуэлл Д.У. Финансовые институты, рынки и деньги. СПб: Издательство «Питер», 2000. 752 с.: ил. - (Серия «Базовый курс»)

6. Мэнкью Н.Г. Принципы экономикс: 2-е изд. / Пер. с англ. СПб: Питер. 2007. 624 с.

7. Нуреев Р.М. Курс микроэкономики: учебник / Р.М. Ну-реев. - 2-е изд., изм. М.: Норма, 2008. 576 с.

8. Пикетти Т. (1971 -). Капитал в XXI веке / Томас Пикет-ти. Москва: Ад Маргинем Пресс, 2016. 592 с.

9. Подберезкин А. Человеческий капиталъ. Т. I: Идеология опережающего развития человеческого потенциала / Институт развития гражданского общества и местного самоуправления. М.: Издательство «Европа», 2007. 464 с.

10. Селищев А.С. Деньги, Кредит. Банки. СПб.: Питер, 2007. 432 с.: ил. - (Серия «Учебник для вузов»).

11. Суэтин А.А. Международные валютно-финансовые и кредитные отношения: учебник / А.А. Суэтин. Ростов н/Д: Феникс, 2010. 411 с. - (Высшее образование).

12. Тарасевич Л.С., Гребенников П.И., Леусский А.И. Макроэкономика: Учебник. - 6-е изд., испр. и доп. М.: Высшее образование, 2006. 654 с.

13. Туманова Е.А., Шагас Н.Л. Макроэкономика. Элементы продвинутого подхода: Учебник. М.: ИНФРА-М, 2004. 400 с. - (Учебники экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова).

14. Харрис Л. Денежная теория: Пер. с англ. / Общ. ред. и вступ. ст. В.М. Усоскина. М.: Прогресс, 1990. 750 с. cbr.ru

7. Nureev R.M. Kurs mikroehkonomiki: uchebnik / R.M. Nureev. - 2-е izd., izm. - M.: Norma, 2008. - 576 s.

8. Piketti, T. (1971 -). Kapital v HKHI veke / Tomas Piketti. -Moskva: Ad Marginem Press, 2016. - 592 s.

9. Podberezkin Aleksej CHelovecheskij kapital". T. I: Ideologiya operezhayushchego razvitiya chelovecheskogo potenciala / Institut razvitiya grazhdanskogo obshchestva i mestnogo samoupravleniya. - M.: Izdatel'stvo «Evropa», 2007. - 464 s.

10. Selishchev A.S. Den'gi, Kredit. Banki. - SPb.: Piter, 2007. - 432 s.: il. - (Seriya «Uchebnik dlya vuzov»).

11. Suehtin A.A. Mezhdunarodnye valyutno-finansovye i kreditnye otnosheniya: uchebnik / A.A. Suehtin. – Rostov n/D: Feniks, 2010. - 411 s. - (Vysshee obrazovanie).

12. Tarasevich L.S., Grebennikov P.I., Leusskij A.I. Makroehkonomika: Uchebnik. - 6-e izd., ispr. i dop. - M.: Vysshee obrazovanie, 2006. - 654 s.

13. Tumanova E.A., SHagas N.L. Makroehkonomika. EHlementy prodvinutogo podhoda: Uchebnik. - M.: INFRA-M, 2004. - 400 s. - (Uchebniki ehkonomicheskogo fakul'teta MGU im. M.V. Lomonosova).

14. Harris L. Denezhnaya teoriya: Per. s angl. / Obshch. red. i vstup. st. V.M. Usoskina. - M.: Progress, 1990. - 750 s.

15. cbr.ru

Журнал Арбитражный управляющий
Скачать ФинЭкАнализ
Программа для проведения финансового анализа по данным бухгалтеской отчетности
Скачать ФинЭкАнализ
Провести Финансовый анализ Онлайн
Онлайн сервис для проведения финансового анализа по данным бухгалтеской отчетности
Попробовать ФинЭкАнализ