Финансовые инструменты в бухгалтерском учете и отчетности коммерческих и некоммерческих организаций

Татьяна Юрьевна ДРУЖИЛОВСКАЯ*,
доктор экономических наук,
профессор кафедры бухгалтерского учета
Института экономики и предпринимательства,
Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского
Национальный исследовательский университет,
Нижний Новгород, Российская Федерация
*Ответственный автор
Николай Александрович ДОБРОЛЮБОВ
ведущий специалист Управления кредитования юридических лиц
АО «ББР Банк», Нижний Новгород, Российская Федерация
Бухгалтерский учет в бюджетных и некоммерческих организациях 7 (2017) 2-15

Аннотация

Предмет. Современные проблемы учета финансовых инструментов в российских коммерческих и некоммерческих организациях.

Цели. Выявление проблемных аспектов учета финансовых инструментов и выработка рекомендаций по их решению.

Методология. В настоящей работе применялись следующие методы: анализ и синтез, сравнение, наблюдение, метод аналогий.

Результаты. В статье представлены результаты исследования особенностей применения, учета и отражения в отчетности финансовых инструментов в коммерческих и некоммерческих организациях различных отраслей. Представлен сравнительный анализ предпочтений организаций различных отраслей в отношении спектра применяемых финансовых инструментов. Обоснованы существенное отличие регламентаций по учету финансовых инструментов в российских и международных стандартах и необходимость сближения регламентаций Российских стандартов бухгалтерского учета (РСБУ) по учету финансовых инструментов с требованиями Международных стандартов финансовой отчетности (МСФО).

Область применения результатов. Представленные в статье предложения могут применяться при разработке и совершенствовании соответствующих российских стандартов бухгалтерского учета, в практической работе бухгалтерий организаций, а также в учебном процессе высших учебных заведений.

Выводы. В системе российских бухгалтерских стандартов отсутствуют принципиальные отличия требований к учету финансовых вложений для коммерческих и некоммерческих (негосударственных) организаций. Понятийный аппарат и регламентации по учету финансовых инструментов в системе МСФО и финансовых вложений в системе РСБУ отличаются существенно. Современные российские коммерческие и некоммерческие организации достаточно широко применяют в своей деятельности различные виды финансовых инструментов, что свидетельствует о необходимости сближения требований к их учету в РСБУ к регламентациям МСФО.

Нельзя не согласиться с тем, что с точки зрения бухгалтерского учета и отражения в отчетности финансовые инструменты являются одним из наиболее сложных и проблемных объектов [1, 2, 3, 4]. Тем более интересно с нашей точки зрения исследование вопроса о том, имеет ли свои специфические особенности проблематика учета финансовых инструментов в некоммерческих организациях по сравнению с вопросами их учета в коммерческих организациях.

Как объект бухгалтерского учета финансовые инструменты являются для российских организаций относительно новыми, получившими развитие в ходе становления в стране рыночной экономики [5, 6, 7, 8, 9, 10]. Отечественная финансовая система периода новейшей истории России с 90-х гг. XX в. плавно и успешно интегрирует в систему международных финансов. В практике российских организаций подобный успех можно заметить, обратив внимание на широту используемых некоторыми из них финансовых инструментов в ежедневной операционной деятельности. Этому есть множество подтверждений. Так, например, в третьей четверти XX в. в России наибольшую и, по сути, единственную популярность имел только один финансовый инструмент - вексель. Его применяли как хозрасчетные, так и казенные предприятия исключительно в целях недопущения кассовых разрывов, ведь бюджетные средства можно было ждать месяцами, а производственный процесс останавливать было нельзя в силу высоких накладных расходов. Таким образом, остро стояла проблема не столько сокращения расходов, сколько недопущения остановки конвейера и регулярная отгрузка продукции. И поскольку для расчетов подчас денежных средств не находилось, предприятия стали активно и обширно использовать в обороте вексельные (коммерческие) кредиты. Отметим еще раз, это был чуть ли не единственный финансовый инструмент, позволявший функционировать предприятиям хотя бы на уровне текущих мощностей.

Одновременно с этим отечественная практика учета, отражения и раскрытия операций организаций с финансовыми инструментами с 2000-х гг. начала постепенно видоизменяться [11]. В практической деятельности организаций стало появляться все больше разнообразных финансовых инструментов. Начался совершенно новый виток эры раскрытия информации, особенно о признании доходов, расходов и использовании в операционной деятельности организаций производныхфинансовых инструментов - деривативов (derivative). С развитием финансового рынка и допуском ответственных компаний к национальной и международной биржевой торговле, а также на фоне возросшей волатильности российского рубля как у крупнейших, так и средних предприятий возникла необходимость гибко страховать (хеджировать) риски расчетов со своими контрагентами на всех временных интервалах [12]. В этой связи российские компании стали постепенно осваивать рынок финансовых инструментов, который к началу 2000-х гг. уже имел представление о том, что такое производные финансовые инструменты.

Между тем с течением времени обнаружилась и другая задача: какой дериватив выбрать и как его использовать с целью минимизации риска возникновения убытков (в первую очередь, бухгалтерских) и одновременно максимизации операционного левериджа, даже в условиях рыночной турбулентности. И поскольку рынок деривативов в силу его привлекательности с позиции «легкой» прибыли и такого же «легкого» убытка ежегодно порождал все более изощренные инструменты хеджирования финансовых рисков, отечественным компаниям пришлось выбирать и использовать лишь те из них, которые лучше коррелировали с их отраслью. И тем не менее стоит также отметить, что, как показывает практика, с ростом компании экспоненциально возрастала и склонность ее риск-менеджмента к использованию всевозможного рода финансовых инструментов - от непокрытых аккредитивов до именных коносаментов и депозитных сертификатов. В то же время расчеты векселями становились все менее популярными в коммерческом обращении, но остались интересны как залог банку по кредиту.

Развитие операций с финансовыми инструментами в деятельности российских организаций обусловливает возрастание требований к совершенствованию нормативной базы, регулирующей их учет. Принятие ПБУ 19/02 «Учет финансовых вложений» стало ответом на такую потребность [13, 14]. Обратим внимание, что данное положение применяется как коммерческими, так и некоммерческими организациями (за исключением кредитных организаций и государственных (муниципальных) учреждений). Вместе с тем для профессиональных участников рынка ценных бумаг, страховых организаций и негосударственных пенсионных фондов ПБУ 19/02 применяются при установлении особенностей учета финансовых вложений этими организациями. Согласно ПБУ 4/99 «Бухгалтерская отчетность организации» и приказу Минфина России № 66н «О формах бухгалтерской отчетности» финансовые вложения должны отражаться в отчетности как коммерческих, так и некоммерческих организаций.

Если анализировать регламентации ПБУ 19/02 с точки зрения их применения для коммерческих и некоммерческих организаций, то можно прийти к выводу о том, в целом оно идентично. Отличия связаны лишь с особенностями учета и отражения в отчетности капитала таких организаций. Согласно приказу Минфина № 66н некоммерческая организация в отличие от коммерческой вместо показателей «Уставный капитал (складочный капитал, уставный фонд, вклады товарищей)», «Собственные акции, выкупленные у акционеров», «Добавочный капитал», «Резервный капитал» и «Нераспределенная прибыль (непокрытый убыток)» включает показатели «Паевой фонд», «Целевой капитал», «Целевые средства», «Фонд недвижимого и особо ценного движимого имущества», «Резервный и иные целевые фонды» (в зависимости от формы некоммерческой организации и источников формирования имущества). И если коммерческая организация формирует в процессе учета показатель финансовых результатов, то некоммерческая учитывает просто уменьшение или увеличение расходов. В табл. 1 приведено отличие учета финансовых вложений в коммерческих и некоммерческих организациях согласно ПБУ 19/02.

Таким образом, отличие учета финансовых вложений для коммерческих и некоммерческих организаций связано лишь с трактовкой частей капитала - финансовых результатов для коммерческих организаций и доходов или расходов (без формирования финансового результата) для некоммерческих организаций. Принципиальных же различий с точки зрения того, как формируется и раскрывается информация о финансовых результатах в учете и отчетности коммерческих и некоммерческих организаций, нет.

Установление требования для общественно значимых организаций формировать финансовую отчетность по МСФО, утверждение ФЗ № 208 «О консолидации финансовой отчетности», тре бующе го применения МСФО для формирования консолидированной отчетности, привело к необходимости для многих крупных организаций вести учет и раскрывать в отчетности информацию о финансовых инструментах в соответствии с требованиями МСФО. Следует признать, что подход МСФО к данному вопросу существенно отличается от ПБУ 19/02 [13]. Отметим также, что международные стандарты не предусматривают каких-либо особенностей учета для некоммерческих организаций, не относящихся к общественному сектору (аналогу отечественных организаций государственного сектора). Уже применяемые понятия в ПБУ 19/02 и в МСФО (IFRS) 7, МСФО (IFRS) 9, МСФО (IAS) 32 и МСФО (IAS) 39 существенно отличаются друг от друга. МСФО (IAS) 32 вводит понятие финансового инструмента как договора, в результате которого возникает финансовый актив у одной организации и финансовое обязательство или долевой инструмент - у другой. При этом финансовый актив трактуется как актив, представляющий собой:

  1. денежные средства;
  2. долевой инструмент другой организации;
  3. предусмотренное договором право;
    • получение денежных средств или иного финансового актива от другой организации;
    • обмен финансовыми активами или финансовыми обязательствами с другой организацией на условиях, потенциально выгодных для организации;
  4. договор, расчеты по которому будут или могут быть осуществлены собственными долевыми инструментами организации и который является:
    • непроизводным инструментом, по которому организация обязана или может стать обязанной получить переменное количество своих собственных долевых инструментов;
    • производным инструментом, расчеты по которому будут или могут быть осуществлены иным способом, чем путем обмена фиксированной суммы денежных средств или другого финансового актива на фиксированное количество собственных долевых инструментов организации.

Финансовое обязательство определяется как обязательство, представляющее собой:

  1. предусмотренную договором обязанность:
    • передать денежные средства или иной финансовый актив другой организации; или
    • обменяться финансовыми активами или финансовыми обязательствами с другой организацией на условиях, потенциально невыгодных для организации; или
  2. договор, расчеты по которому будут или могут быть осуществлены собственными долевыми инструментами организации и который является:
    • непроизводным инструментом, по которому организация обязана или может стать обязана передать переменное количество своих собственных долевых инструментов; или
    • производный инструмент, расчеты по которому будут или могут быть урегулированы иным способом, чем путем обмена фиксированной суммы денежных средств или иного финансового актива на фиксированное количество собственных долевых инструментов организации.

Приведенные определения говорят о том, что финансовые вложения составляют лишь некоторую часть финансовых активов, регламентированных международными стандартами. Еще большее несоответствие заключается в том, что МСФО в отличие от российских стандартов классифицируют финансовые инструменты на непроизводные и производные. Согласно МСФО (IFRS) 9 под производным финансовым инструментом понимается финансовый инструмент или иной договор, тремя следующими характеристиками: его стоимость меняется в результате изменения определенной процентной ставки, цены финансового инструмента, цены товара, валютного курса, индекса цен или ставок, кредитного рейтинга или кредитного индекса, или иной переменной (иногда называемой «базовой»), при условии, что указанная переменная - если это нефинансовая переменная - не является специфичной для какой-либо из сторон по договору; для его приобретения не требуется первоначальная чистая инвестиция или требуется сравнительно небольшая первоначальная чистая инвестиция по сравнению с другими видами договоров, которые, согласно ожиданиям, реагировали бы аналогичным образом на изменения рыночных факторов; расчеты по нему будут осуществлены на некоторую дату в будущем.

Кроме этого, международные стандарты вводят понятие хеджирования (страхования рисков). Согласно МСФО (IFRS) 9 цель учета хеджирования заключается в том, чтобы отразить в финансовой отчетности организации результаты ее деятельности по управлению рисками, предусматривающей использование финансовых инструментов для управления позициями по определенным рискам, которые могли бы повлиять на прибыль или убыток (либо прочий совокупный доход, если это инвестиции в долевые инструменты, применительно к которым организация решила представлять изменения справедливой стоимости в составе прочего совокупного дохода [3]).

За определениями и трактовками понятий в системе четырех перечисленных международных стандартов излагаются весьма нетривиальные подходы к учету и отражению в отчетности различных видов финансовых инструментов в различных ситуациях их использования организациями. Но обратимся к российским организациям, имеющим необходимость применять все эти непростые регламентации МСФО в отношении своих финансовых инструментов, и проанализируем, насколько разнообразна современная палитра данных объектов учета в деятельности отечественных организаций.

Проведем анализ финансовых (бухгалтерских) отчетностей, подготовленных по международным стандартам, российских организаций разных отраслей экономики на предмет раскрытия ими информации о структуре применяемых в операционной деятельности финансовых инструментов. При этом определим, насколько выбранные компании прозрачны с позиции раскрытия информации и в какой мере они применяют положения МСФО (IFRS) 7, МСФО (IFRS) 9, МСФО (IAS) 32 и МСФО (IAS) 39. Среди коммерческих организаций нами были выбраны следующие отрасли, в совокупности применяющие, пожалуй, чуть ли не весь спектр всех известных финансовых деривативов: связь и коммуникации; розничная торговля товарами повседневного спроса; металлургия, обрабатывающая промышленность и добыча полезных ископаемых; производство, переработка и реализация продукции газа и нефти; пассажирские и коммерческие перевозки; розничная и оптовая торговля бытовой техникой; машиностроение; агропромышленность и растениеводство. Внутри указанных отраслей нами были проанализированы особенности учета финансовых инструментов и их отражения в отчетности 28 компаний, имеющих резидентство в России.

  1. Связь и коммуникации: ПАО «Мегафон», ПАО «ВымпелКом» и ПАО «Ростелеком».
  2. Розничная торговля товарами повседневного спроса: ПАО «Магнит», X5 Retail Group, ПАО «Дикси» и ПАО «Лента».
  3. Металлургия, обрабатывающая промышленность и добыча полезных ископаемых: ПАО «Северсталь», ПАО «Полюс Золото», ПАО «Евраз - ДМЗ им. Петровского», ПАО «ГМК «Норникель» и АО «РУСАЛ».
  4. Производство, переработка и реализация продукции газа и нефти: ПАО «ЛУКОЙЛ», ПАО «НК Роснефть», ПАО «Газпром Нефть», ОАО «Сургутнефтегаз», ПАО «Транснефть», ПАО «Татнефть», ПАО АНК «Башнефть» и ПАО «Сибур».
  5. Пассажирские и коммерческие перевозки: ПАО «Аэрофлот» и ОАО «РЖД»;
  6. Розничная и оптовая торговля бытовой техникой: ПАО «М.Видео».
  7. Машиностроение: ПАО «АвтоВАЗ», ПАО «КамАЗ» и ПАО «ГАЗ».
  8. Агропромышленность и растениеводство: ООО «Мираторг Финанс» («Мираторг») и ПАО «Группа Черкизово».

При этом остальные компании, принадлежащие к указанным отраслям, предполагаются нами менее транспарентными с позиции раскрытия учетной и бухгалтерской информации.

Одновременно с этим для сравнительного анализа и оценки глубины применяемых положений стандартов МСФО в области учета и раскрытия в отчетности операций с финансовыми инструментами нами были отобраны пять организаций из сегмента некоммерческих без государственного участия в капитале, на которые распространяются требования по применению стандартов МСФО - негосударственные пенсионные фонды, а именно: АО «НПФ «Будущее», ЗАО «КИТФинанс НПФ», ОАО «НПФ «Согласие», АО «НПФ «Доверие» и ЗАО «НПФ «Промагрофонд».

Таблица 1. Отличие учета финансовых вложений в коммерческих и некоммерческих организациях

Регламентируемый вопрос Регламентация для коммерческих организаций Регламентация для некоммерческих организаций
Учет затрат на информационные и консультационные услуги, связанные с принятием решения о приобретении финансовых вложений, если организация не принимает решения о таком приобретении Стоимость указанных услуг относится на финансовые результаты (в составе прочих расходов) того отчетного периода, когда было принято решение не приобретать финансовые вложения Стоимость указанных услуг относится на увеличение расходов некоммерческой организации того отчетного периода, в котором было принято решение не приобретать финансовые вложения
Последующая оценка финансовых вложений, по которым можно определить в установленном порядке текущую рыночную стоимость Разница между оценкой финансовых вложений по текущей рыночной стоимости на отчетную дату и предыдущей оценкой финансовых вложений относится на финансовые результаты у коммерческой организации (в составе прочих доходов или расходов) Разница между оценкой финансовых вложений по текущей рыночной стоимости на отчетную дату и предыдущей оценкой финансовых вложений относится на увеличение доходов или расходов у некоммерческой организации
Оценка долговых ценных бумаг, по которым не определяется текущая рыночная стоимость Разрешается разницу между первоначальной стоимостью и номинальной стоимостью в течение срока их обращения равномерно, по мере причитающегося по ним в соответствии с условиями выпуска дохода, относить на финансовые результаты коммерческой организации (в составе прочих доходов или расходов) Разрешается разницу между первоначальной стоимостью и номинальной стоимостью в течение срока их обращения равномерно, по мере причитающегося по ним в соответствии с условиями выпуска дохода, относить на уменьшение или увеличение расходов некоммерческой организации
Формирование резерва под обесценение финансовых вложений, по которым не определяется их текущая рыночная стоимость Коммерческая организация образует указанный резерв за счет финансовых результатов организации (в составе прочих расходов) Некоммерческая организация образует указанный резерв за счет увеличения расходов

Источник: разработка авторов

По итогам мониторинга отчетностей, составленных по международным стандартам, и их анализа информация систематизирована в табл. 2 и 3.

Таблица 2. Применение и учет финансовых инструментов в российских коммерческих организациях

Отрасль и наименование компании Анализируемый отчетный период Используемые деривативы — финансовые инструменты (инструменты хеджирования денежных потоков) Чистое изменение денежных потоков в отчетном периоде после хеджирования за вычетом налогов Стандарт МСФО и применяемые положения («+» — применяется полностью или в большей степени» «+ /—» — применяется частично «—» — не применяется) Экспертная оценка транспарентности компании с позиции раскрытия операций хеджирования денежных потоков (Достаточно транспарентна/ Хорошо транспарентна/ Умеренно транспарентна/ Плохо транспарентна)
МСФО (IAS) 7 МСФО (IAS) 9 МСФО (IAS) 32 МСФО (IAS) 39
1. Связь и коммуникации
ПАО «Мегафон» I—III кв. 2016 г. 1. Валютные свопы (Уровень 2).
2. Процентные свопы (Уровень 2).
3. Валютные форварды (Уровень 2).
4. Корпоративные облигации с фиксированной и плавающей доходностью (Уровень 1).
5. Корпоративные кредиты и займы (Уровень 2)
—1 323 млн руб. + + / — + / — + / — Умеренно транспарентна
ПАО «ВымпелКом»* I—III кв. 2016 г. 1. Валютные контракты Уровней 1 и 2 (без раскрытия). 2. Корпоративные облигации с фиксированной и плавающей доходностью (Уровень 1).
3. Корпоративные кредиты и займы
(Уровень 2)
— 71 млн руб. + + /— + /— + /— Умеренно транспарентна
ПАО «Ростелеком» I—II кв. 2016 г. 1. Займы выданные (Уровень 2).
2. Опционные колл- и пут-контракты (Уровень 1).
3. Корпоративные облигации с фиксированной и плавающей доходностью (Уровень 1).
4. Корпоративные кредиты и займы
(Уровень 2)
— 364 млн руб. + + / — + / — + / — Умеренно транспарентна
2. Розничная торговля товарами повседневного спроса
ПАО «Магнит» I кв 2016 г. 1. Валютные свопы (Уровень 2). 2. Валютные опционы (Уровень 2). 3. Корпоративные облигации с фиксированной и плавающей доходностью (Уровень 1). 1. Корпоративные кредиты и займы
(Уровень 2)
+ 631 301 тыс. руб. + + / — + / — + Хорошо транспарентна
X5 Retail Group* I— II кв. 2016 г. 1. Валютные свопы (Уровень 2).
2. Валютные опционы (Уровень 2).
3. Корпоративные облигации с фиксированной и плавающей доходностью (Уровень 1).
2. Корпоративные кредиты и займы (Уровень 2)
+ 81 млн руб. + ++ / — + / — + /td> Умеренно транспарентна
ПАО «Дикси» I—III кв. 2016 г. 1. Валютные контракты Уровней 1 и 2 (без раскрытия).
2. Корпоративные облигации с фиксированной и плавающей доходностью (Уровень 1).
3. Корпоративные кредиты и займы (Уровень 2)
+ 116 965 тыс. руб. + ++ / — + / — + /td> Хорошо транспарентна
ПАО «Лента» I—IV кв. 2016 г. 1. Корпоративные облигации с фиксированным купонным доходом (Уровень 1).
2. Корпоративные облигации с переменным купонным доходом (Уровень 1).
3. Валютные и процентные свопы (Уровень 2).
4. Валютные опционы (Уровень 2).
5. Корпоративные кредиты и займы (Уровень 2)
— 366,340 тыс. руб. + + / — + / — + Умеренно транспарентна
3. Металлургия, обрабатывающая промышленность и добыча полезных ископаемых
ПАО «Северсталь»* I—IV кв. 2016 г. 1. Валютные контракты Уровней 1
и 2 (без раскрытия).
2. Корпоративные облигации с фиксированной и плавающей доходностью (Уровень 1).
+ 16,67 млн руб. + + /— + / — + / — Умеренно транспарентна
3. Корпоративные кредиты и займы (Уровень 2)
ПАО «Полюс Золото» I—III кв. 2016 г. 1. Валютно-процентные свопы (Уровень 2).
2. Процентные свопы (Уровень 2).
3. Форвардные контракты на золото (Уровень 2).
4. Валютные опционы в форме колларов азиатского типа с нулевой стоимостью в целях стабилизации выручки (Уровень 2).
5. Корпоративные облигации с фиксированной и плавающей доходностью (Уровень 1).
6. Корпоративные кредиты и займы (Уровень 2)
— 1,213 млн руб. + + / — + / — + / — Умеренно транспарентна
ПАО «Евраз — ДМЗ им. Петровского» I—II кв. 2016 г. 1. Валютные контракты Уровней 1 и 2 (без раскрытия).
2. Корпоративные облигации с фиксированной и плавающей доходностью (Уровень 1).
3. Корпоративные кредиты и займы (Уровень 2)
+ 238,198 тыс. руб. + + / — + / — + / — Умеренно транспарентна
ПАО «ГМК «Норникель» I—II кв. 2016 г. 1. Валютные контракты Уровней 1
и 2 (без раскрытия).
2. Корпоративные облигации с фиксированной и плавающей доходностью (Уровень 1).
3. Корпоративные кредиты и займы
(Уровень 2)
+ 22,246 млн руб. + + / — + / — + / — Умеренно транспарентна
АО «РУСАЛ» I—III кв. 2016 г. 1. ы Уровня 1 и 2 (без раскрытия).
2. Корпоративные облигации с фиксированной и плавающей доходностью (Уровень 1).
3. Корпоративные кредиты и займы (Уровень 2)
+ 2 336,85 млн руб. + + + / — + / — + / — Умеренно транспарентна td>
4. Производство, переработка и реализация продукции газа и нефти
ПАО  «ЛУКОЙЛ» I—III кв. 2016 г. 1. Товарные производные финансовые инструменты (Уровень 2).
2. Ценные бумаги, имеющиеся в
наличии для продажи (Уровень 3).
3. Корпоративные кредиты и займы
(Уровень 2)
— 9 067 млн руб. + + + / — + td> + Хорошо транспарентна
ПАО «НК Роснефть»* I—III кв. 2016 г. 1. Валютный своп (Уровень 2).
2. Процентный своп (Уровень 2).
3. Кредиты и займы с плавающей и фиксированной процентной ставкой, назначаемые таковыми с целью хеджирования экспортной выручки) (Уровень 2)
— 37 млрд руб. + + + / — + td> + Хорошо транспарентна
ПАО «Газпром Нефть»* I—III кв. 2016 г. 1. Форвардные валютные контракты (Уровень 2).
2. Процентные свопы (Уровень 2).
3. Кредиты и займы с плавающей и фиксированной процентной ставкой (назначаемые таковыми с целью хеджирования экспортной выручки) (Уровень 2)
+ 2 692 млн руб. + + + / — + td> + Транспарентна
ОАО I—II кв. 2016 г. 1. Займы выданные (Уровень 2).
2. Депозиты размещенные (Уровень 2).
3. Облигационные займы (Уровень 1).
4. Корпоративные кредиты и займы (Уровень 2)
+ 112 млн руб. + + + / — + td> + Хорошо транспарентна
ПАО «Транснефть» I—III кв. 2016 г. 1. Процентный своп (Уровень 2).
2. Корпоративные облигации с фиксированной и плавающей доходностью (Уровень 1).
3. Корпоративные кредиты и займы (Уровень 2)
— 5 169 млн руб. + + + / — + td> + Хорошо транспарентна
ПАО «Татнефть»* I—III кв. 2016 г. 1. Торговые ценные бумаги (без расшифровки) (Уровень 2).
2. Векселя к получению (Уровень 2).
3. Займы выданные (Уровень 2).
4. Корпоративные кредиты и займы (Уровень 2)
— 1 165 млн руб. + + + / — + / — + / — Умеренно транспарентна td>
ПАО АНК «Башнефть»* I—III кв. 2016 г. 1. Займы выданные (Уровень 2).
2. Депозиты размещенные (Уровень 2).
3. Облигационные займы (Уровень 1).
4. Корпоративные кредиты и займы (Уровень 2)
—3 529 млн руб. + + + / + / — + / — Умеренно транспарентна td>
ПАО «Сибур Холдинг» I—II кв. 2016 г. 1. Валютный своп (Уровень 2).
2. Процентный своп (Уровень 2).
3. Кредиты и займы с плавающей и фиксированной процентной ставкой, назначаемые таковыми с целью хеджирования экспортной выручки (Уровень 2)
— 2 370 млн руб. + + /—+ / — + > + Хорошо транспарентна
5. Пассажирские и коммерческие перевозки
ПАО «Аэрофлот» I—III кв. 2016 г. 1. Валютно-процентные свопы с
фиксированной процентной ставкой
(Уровень 3).
2. Топливные опционы (Уровень 3).
3. Валютные опционы (Уровень 3).
4. Корпоративные облигации с фиксированной и плавающей доходностью (Уровень 1)
+ 4 129 млн руб. + + /—+ / — + > + /—+ / — Хорошо транспарентна >
ОАО «РЖД»* I—II кв. 2016 г. Компания хеджирует свои денежные потоки только на отечественном организованном рынке ценных бумаг и применяет в этих целях:
1. Соглашения валютного и процентного свопа (Уровень 2).
2. Форвардные контракты (Уровень 2).
3. Опционные контракты (Уровень 1)
— 15 314 млн руб. + + /—+ / — + > + /—+ / —
6. Розничная и оптовая торговля бытовой техникой >
ПАО «М.Видео» I—II кв. 2016 г. Компания не использует производные финансовые инструменты в целях хеджирования денежных потоков. Однако применяет:
1. Корпоративные облигации с фиксированной и плавающей доходностью (Уровень 1).
2. Корпоративные кредиты и займы (Уровень 2).
3. Депозиты и депозитные сертификаты (Уровень 2)
— 1 млн руб. + + /—+ / — + / — + / — Хорошо транспарентна >
7. Машиностроение
ПАО «АвтоВАЗ» I—IV кв. 2016 г. В силу того, что 90% функциональных операций компании осуществляются в национальной валюте, организация не занимается хеджированием финансовых рисков. Однако компания является эмитентом ценных бумаг.
1.   Корпоративные облигации с фиксированной и плавающей доходностью (Уровень 1).
2. Корпоративные кредиты и займы (Уровень 2).
3. Депозиты и депозитные сертификаты (Уровень 2)
— 214 млн руб. + + /—+ / — +  — + /— > Хорошо транспарентна
ПАО «КамАЗ* I—II кв. 2016 г. В силу того, что более 80% функциональных операций компании осуществляются в национальной валюте, организация не занимается хеджированием финансовых рисков. Однако компания является эмитентом ценных бумаг.
1. Корпоративные облигации с фиксированной и плавающей доходностью (Уровень 1).
2. Корпоративные кредиты и займы (Уровень 2).
3. Депозиты и депозитные сертификаты (Уровень 2)
+ 27 млн руб. + + /— + /— + /— Умеренно транспарентна
ПАО «ГАЗ» I—II кв. 2016 г. В силу того, что более 95% функциональных операций компании осуществляются в национальной валюте, организация не занимается хеджированием финансовых рисков. Однако компания является эмитентом ценных бумаг.
1. Корпоративные облигации с фиксированной и плавающей доходностью (Уровень 1).
2. Корпоративные кредиты и займы (Уровень 2).
3. Депозиты и депозитные сертификаты (Уровень 2)
+ 925,444 тыс. руб. + + /— + /— + /— Умеренно транспарентна
 
8. Агропромышленность и растениеводство
ООО «Мираторг Финанс» I—II кв. 2016 г. 1. Валютные свопы (Уровень 2).
2. Валютные опционы (Уровень 2).
3. Корпоративные кредиты и займы (Уровень 2).
4. Депозиты и депозитные сертификаты (Уровень 2)
— 105 млн руб. + + /— + + Хорошо транспарентна
ПАО «Группа Черкизово»* I—III кв. 2016 г. 1. Размещение облигаций к получению (Уровень 2).
2. Валютные свопы (Уровень 2).
3. Валютные опционы (Уровень 2).
4. Корпоративные кредиты и займы (Уровень 2).
5. Депозиты и депозитные сертификаты (Уровень 2)
— 343 468 тыс. руб. + + /— + + Хорошо транспарентна

Источник: составлено авторами

* Экспертное мнение: в отчетности компании были обнаружены технические ошибки в финансовых показателях, не приводящие к искажению финансового результата.

Приведенные в табл. 2 данные убедительно говорят о том, что на современном этапе у российских коммерческих организаций сформировалась достаточно разветвленная система применения разнообразных финансовых инструментов. При этом важно отметить, что в арсенале отечественных организаций сегодня имеются не только простые, непроизводные финансовые инструменты, но и производные финансовые инструменты (деривативы). При этом коммерческие организации активно используют инструменты хеджирования. Из представленного сравнительного анализа видно, что шире и рентабельней всего к вопросам хеджирования своих денежных потоков относятся предприятия отрасли металлургии, промышленности и добычи полезных ископаемых.

С точки зрения глубины применения положений стандартов МСФО (IFRS) 7, МСФО (IFRS) 9, МСФО (IAS) 32 и МСФО (IAS) 39 - это также передовая отрасль отечественной экономики, что в целом оправдывает финансовую специфику их деятельности в плоскости товарно-валютных сделок. Ведь подавляющее большинство промышленных и добывающих предприятий являются активными экспортерами своей продукции, создавая положительное сальдо торгового баланса страны. Наименее практикующими финансовые инструменты в целях хеджирования денежных потоков можно признать организации отрасли розничной и оптовой торговли бытовой техникой, а также розничной торговли товарами повседневного спроса. Это можно объяснить отсутствием потребности этих организаций в стабилизации собственной выручки посредством деривативных сделок, поскольку эти отечественные организации в гораздо меньшей степени работают на внешние рынки, а следовательно, в небольшой степени подвержены валютным колебаниям. Отметим также, что организации, представленные от отрасли производства, переработки и продажи продукции нефти и газа, а равно и агропромышленность и растениеводство в гораздо большей степени раскрывают движение и структуру деривативов, чем предприятия других отраслей, что отвечает потребностям в информации пользователей их отчетностей. Большинство терминов, определений и положений МСФО (IFRS) 9 и МСФО (IAS) 39 активно применяются в раскрываемых отчетностях проанализированных организаций.

Вместе с тем необходимо отметить и то, что представленные организации пока избегают прямого отнесения некоторых финансовых инструментов к той или иной принятой в их учетной политике группе финансовых активов (уровней). Так, например, ООО «Мираторг Финанс», ПАО «Группа Черкизово», компании отрасли машиностроения, металлургии, промышленности и добычи полезных ископаемых не раскрывают в своих промежуточных и годовых отчетностях по стандартам МСФО виды валют, в которых номинированы их деривативные контракты, и структуру этих сделок (стороны, суммы, сроки, особые условия). Эти организации также пока избегают публично раскрывать свою политику приверженности (склонности) к использованию тех или иных финансовых инструментов. Отсюда следует вывод, что применение деривативов чаще всего продиктовано стихийными обстоятельствами, нежели прописанными правилами в разделе политики управления валютными и финансовыми рисками. Поэтому рассмотренные организации в подавляющей массе подвержены высоким недетерминированным финансовым рискам, связанным с валютами торговых контрактов.

Проанализируем особенности учета и глубину использования финансовых инструментов некоммерческими организациями (табл. 3).

Таблица 3. Применение и учет финансовых инструментов в российских некоммерческих организациях

Наименование НПФ Анализируемый отчетный период Используемые деривативы - финансовые инструменты (инструменты хеджирования денежных потоков) Чистое изменение денежных потоков в отчетном периоде после хеджирования за вычетом налогов Стандарт МСФО и применяемые положения («+» — применяется полностью или в большей степени» «+ / -» — применяется частично «-» — не применяется) Экспертная оценка транспарентности компании с позиции раскрытия операций хеджирования денежных потоков (Достаточно транспарентна/ Хорошо транспарентна/ Умеренно транспарентна/ Плохо транспарентна)
МСФО (IAS) 7 МСФО (IAS) 9 МСФО  (IAS) 32 МСФО (IAS) 39
АО НПФ «Будущее»* I-IV кв. 2015 г. 1. Корпоративные, государственные и муниципальные облигации (Уровень 1).
2. Инвестиционные и депозитные сертификаты (Уровень 2).
3. Форвардные и фьючерсные контракты (Уровень 2)
- 4 369 698 тыс. руб. + + / - + / - + / - Умеренно транспарентна
ЗАО «КИТФинанс НПФ»** I-IV кв. 2015 г. 4. Корпоративные
облигации (Уровень 1).
5. Облигации федерального займа (Уровень 1).
6. Государственные ЦБ субъектов РФ и российские муниципальные облигации (Уровень 2).
7. Депозиты в кредитных организациях (Уровень 2).
8. Форвардные и фьючерсные контракты (Уровень 2)
+ 3 754 215 тыс. руб. + + / - + / - + / - Умеренно транспарентна
ОАО «НПФ «Согласие»*** I -IV кв. 2015 г. 1. Корпоративные облигации (Уровень 1).
2. Корпоративные акции (Уровни 1 и 2).
3. Облигации федерального займа (Уровень 1).
4. Государственные ЦБ субъектов РФ и российские муниципальные облигации (Уровень 2).
5. Депозиты в кредитных организациях (Уровень 2).
6. Форвардные и фьючерсные контракты (Уровень 2)
- 7 086 984 тыс. руб. + + / - + / - + / - Умеренно транспарентна
АО «НПФ «Доверие»**** I-IV кв. 2015 г. 1. Корпоративные облигации (Уровень 1).
2. Корпоративные акции (Уровни 1 и 2).
3. Облигации федерального займа (Уровень 1).
4. Государственные ЦБ субъектов РФ и российские муниципальные облигации (Уровень 2).
5. Депозиты в кредитных организациях (Уровень 2).
6. Форвардные и фьючерсные контракты (Уровень 2).
7. Ипотечные сертификаты долевого участия (Уровень 2).
8. Инвестиционные паи российских паевых инвестиционных фондов (Уровень 2).
- 21 102 340 тыс. руб. + + / - + / - + / - Умеренно транспарентна
ЗАО «НПФ «Промагрофонд» ****** I-IV кв. 2015 г. 1. Корпоративные облигации (Уровень 1).
2. Корпоративные акции (Уровеней 1 и 2).
3. Облигации федерального займа (Уровень 1).
4. Государственные ЦБ субъектов РФ и российские муниципальные облигации (Уровень 2).
5. Депозиты в кредитных организациях (Уровень 2).
6. Форвардные и фьючерсные контракты (Уровень 2).
7. Ипотечные сертификаты долевого участия (Уровень 2).
8. Инвестиционные паи российских паевых инвестиционных фондов (Уровень 2)
+ 4 897 705 тыс. руб. + + / - + / - + / - Умеренно транспарентна

Источник: составлено авторами

  • * https://futurenpf.ru/upload/iblock/2ce/2cef434593e82735301799d2c3d360ff.pdf ** https://www.kitnpf.ru/upload/iblock/b25/Fin_otchetnost_2015.pdf
  • *** https://www.soglasie-npf.rru/upload/docs/auditorskoe-zakljuchenie-o-godovoj-finansovoj-otchetnosti-npf-soglasie-2015-god-finans-otchetnost-npf-soglasie-v-msfo-za-2015-god.pdf
  • **** http://www.npfdoverie.ru/upload/report_MSFO2015.pdf
  • ***** http://www.promagrofond.ru/upload/file/mcfo_2015.pdf

Данные табл. 3 говорят о следующем. Все рассмотренные негосударственные пенсионные фонды имеют примерно одинаковую склонность к финансовым инструментам и классифицируют их в своей учетной политике идентично. При этом следует особо отметить, что деятельность НПФ состоит в том, чтобы не «омертвлять», а инвестировать пенсионные накопления своих участников. А следовательно, хеджевый портфель этих организаций состоит преимущественно из форвардных и фьючерсных контрактов, номинированных в общепризнанных валютах долларах США и евро. И эти финансовые инструменты используются НПФ сугубо в целях диверсификации валютного портфеля. Таким образом, НПФ были рассмотрены нами отдельно от иных отраслей экономики. Тогда как, согласно действующему законодательству, свыше 2/3 инвестиционного портфеля НПФ обязаны формировать из отечественных ценных бумаг и производных инструментов, эмитированных компаниями с высоким кредитным рейтингом, которые входят в разрешенные списки ЦБ РФ [15, 16]. В то же время отметим, что в совокупности НПФ по итогам 2015 г. получили чистую прибыль более 100 млн руб. (по данным ЦБ РФ) от использования финансовых инструментов, которые были погашены или переоценены в отчетном периоде.

Однако за тот же период ими были куплены и обратно реализованы ценные бумаги отечественных эмитентов с сальдо - 1 300 млн руб., что и привело к высокой волатильности отечественного рынка ценных бумаг. Между тем производные финансовые инструменты не пользовались в отчетном периоде широкой популярностью у НПФ, тогда как именно эти деривативы в целях хеджирования денежных потоков послужили положительным фактором в плюсовом сальдо консолидированного финансового результата отечественной системы НПФ.

Из сказанного можно сделать следующий вывод: рассмотренные отрасли не демонстрируют высокой склонности к использованию финансовых инструментов, номинированных в иностранных валютах, а скорее деривативы в валютах стран СНГ пользуются высокой популярностью, особенно это свойственно компаниям отрасли НПФ, промышленности, добычи, переработки и продажи продуктов нефти и газа. Однако крупнейшие сетевые продуктовые ритейлеры, вроде ПАО «Магнит», X5 Retail Group и ПАО «Дикси», не обладают высокими притязаниями на российские финансовые активы, а держат на своих балансах зарубежные активы -ценные бумаги и деривативы. Рассмотренные организации в целом можно назвать умеренно транспарентными с точки зрения раскрытия видов и структуры финансовых инструментов как в денежных потоках компаний с выделением сальдированного финансового результата от их использования, так и обособленно - с расшифровкой использованных для отражения в учетной политике и отчетности положений стандартов МСФО (IFRS) 7, МСФО (IFRS) 9, МСФО (IAS) 32 и МСФО (IAS) 39.

Осуществленный нами анализ показывает и следующее. Применение различных видов ф инанс ов ы х инструме нтов стало распространенной практикой как коммерческих, так и некоммерческих российских организаций. Те из них, которые формируют согласно российскому законодательству свою финансовую отчетность по МСФО, имеют возможность использовать весь арсенал средств международных стандартов для объективного формирования и раскрытия информации о финансовых инструментах. Но в настоящее время доля организаций, формирующих свою отчетность по МСФО, еще невелика. Это говорит о том, что актуальной становится разработка в системе российских бухгалтерских стандартов аналогов тех международных стандартов, которые содержат регламентации относительно финансовых инструментов.

Список литературы

1. Туякова З.С., Туякова В.Б. Оценка финансовых вложений в российской и международной практике бухгалтерского учета // Международный бухгалтерский учет. 2009. № 12. С. 24-28.

2. Мизиковский Е.А., Дружиловская Т.Ю. Финансовое положение предприятия: различные концепции // Финансовая газета. 2000. № 45. С. 5-7.

3. Дружиловская Т.Ю., Ромашова С.М. Показатели доходов, расходов и финансовых результатов в учете и отчетности: теоретический и практический аспекты // Международный бухгалтерский учет. 2014. № 31. С. 2-11.

4. Дружиловская Т.Ю. Признание, оценка и учет запасов по российским и международным стандартам // Бухгалтерский учет. 2006. № 1. С. 57-62.

5. Гетьман В.Г., Рожнова О.В., Литвиненко М.И., Каспина Р.Г., Гришкина С.Н., Сиднева В.П., Вахрушина М.А., Ухтеева Н.А. Международные стандарты финансовой отчетности / под ред. В.Г. Гетьмана. М.: Высшее образование, 2012. 559 с.

6. Дружиловская Э. С. Новый этап реформирования бухгалтерского учета в России // Бухгалтер и закон. 2014. № 3. С. 2-13.

7. Вахрушина М.А. Инвестиционная привлекательность коммерческих организаций: проблемы анализа и оценки // Вестник АПК Ставрополья. 2016. № S1. С. 4-7.

8. Рожнова О.В., Марков В.В., Игумнов В.М. Транспарентность как приоритетное направление повышения качества отчетности предприятий // Известия Московского государственного технического университета МАМИ. 2013. Т. 5. № 1(15). С. 80-84.

9. Мизиковский Е.А., Дружиловская Т.Ю. Бухгалтерский баланс и отчет о прибылях и убытках // Аудиторские ведомости. 2005. № 6. С. 25-34.

10. Дружиловская Т.Ю., Дружиловская Э.С., Коршунова Т.Н. Исторические аспекты формирования требований к учетной политике и оценке объектов учета // Международный бухгалтерский учет. 2014. № 18. С. 10-22.

11. КуликоваЛ.И., Гошунова А.В. Бухгалтерский учет корректировок стоимости финансовых вложений // Международный бухгалтерский учет. 2012. № 38. С. 2-12.

12. Плотников В.С., Плотникова О.В. Принципы учета хеджирования денежных потоков // Все для бухгалтера. 2016. № 2. С. 25.

13. Дружиловская Т.Ю. Трансформация финансовых вложений в соответствии с МСФО // Бухгалтерский учет. 2006. № 12. С. 50-55.

14. Плотников В.С., Пахомов А.С. Резерв под обесценение финансовых вложений // Международный бухгалтерский учет. 2014. № 14. С. 2-10.

15. Мизиковский Е.А., Дружиловская Э.С. Аудит бухгалтерской оценки отчетных показателей // Аудиторские ведомости. 2010. № 6. С. 25-32.

16. Серебрякова Т.Ю., Гордеева О.Г. Влияние МСФО на результаты анализа финансового положения ПАО «Ростелеком» // Международный бухгалтерский учет. 2016. № 18. С. 2-17.

Журнал Арбитражный управляющий
Скачать ФинЭкАнализ
Программа для проведения финансового анализа по данным бухгалтеской отчетности
Скачать ФинЭкАнализ
Провести Финансовый анализ Онлайн
Онлайн сервис для проведения финансового анализа по данным бухгалтеской отчетности
Попробовать ФинЭкАнализ