Функции ограниченной юридической ответственности

Акбашев Рафаэль Ралифович
аспирант кафедры теории и истории государства и права
Институт социальных и гуманитарных знаний
420111, Казань, ул. Профсоюзная, 13/16
E-mail: top-accord@yandex.ru
Вестник Нижегородской академии МВД России, 2014, № 1 (25)

Статья посвящена проблеме ограничения ответственности и концептуальному обоснованию ее функций. В статье рассмотрены основные подходы к пониманию функций юридической ответственности в отечественной правовой мысли. С учетом сущности и назначения ограниченной юридической ответственности автором выдвинуты предложения по ее функциональному содержанию.

Функции ограниченной юридической ответственности — это направления реализации ее целей [1, с. 24, 29; 2, с. 3, 8]. В силу установленной особенности целевого характера данного вида ответственности можно предположить, что и ее функциональное предназначение раскрывается в двух плоскостях. Прежде всего, ограниченной юридической ответственности свойственны основные функции, выделяемые в общей теории юридической ответственности. В частности, само по себе законодательное закрепление мер неблагоприятного характера, несмотря на их ограниченный набор, предопределяет обязательность соблюдения запретов, которые обеспечивают правопорядок в общественных отношениях, снабженных механизмом ограниченного негативного воздействия на потенциального правонарушителя. Указанное направление сформулировано в виде превентивной функции юридической ответственности [3, с. 30—33; 4, с. 63]. Несмотря на лимитированный размер санкций, которые могут быть наложены на субъекта ограниченной юридической ответственности, их применение все равно будет иметь для него негативный эффект, что соответствует карательной функции юридической ответственности [5, с. 11]. При этом вполне очевидной становится за-прещенность поведения, являющегося основанием возникновения ограниченной юридической ответственности, в силу чего ей свойственна регулятивная функция [6, с. 21—24].

Вместе с тем, ограниченной юридической ответственности присущи собственные специфические функции, вытекающие из цели охраны интересов правонарушителя. В частности, ограниченная ответственность выполняет социальную функцию, обосновывающую сам факт выделения категории субъектов права, к которым запрещено применять ряд неблагоприятных мер в результате их противоправного поведения. Изначально «льготный» статус отдельных правонарушителей объясняется особым интересом государства и общества в поддержании их положения. Ограждая интересы несовершеннолетних, беременных, лиц, имеющих на воспитании малолетних детей, имеющих неудовлетворительное физическое или материальное состояние, государство стремится обозначить в рамках соответствующей социальной политики слабость и незащищенность указанных участников правоотношений, что, в свою очередь, может быть связано с неравномерным соотношением интересов субъектов, вступающих в отдельные общественные связи. Например, юридическая неграмотность и потенциально низкий экономический статус большого количества работников как участников трудовых правоотношений на фоне более развитых и обладающих фактическими ресурсами воздействия на них работодателей позволяет говорить о явно социальном характере ограниченной материальной ответственности трудящихся [7, с. 10—17; 8, с. 81—84]. Равным образом в социальном ключе сформулирована гражданско-правовая ответственность естественных монополий, принадлежащих государству в сфере энергетики, транспорта, сельского хозяйства как стратегических основ жизни современного общества [9, с. 7—13; 10, с. 4—21]. Использование общих рыночных механизмов в порядке осуществления ими своей экономической деятельности привело бы к заведомо неблагоприятным последствиям как для самого государства, так и для массового потребителя национального продукта, создаваемого указанной категорией субъектов.

Немаловажным аспектом в установлении функций ограниченной юридической ответственности являются интересы самого государства, проводящего через правовые формы политику обеспечения национальной безопасности, которая заключается в установлении системы правовых иммунитетов, а также иных ограничений в отношении собственного контингента. В качестве такого можно рассматривать официальных представителей государства, которыми могут быть как наделенные властно-распорядительными полномочиями органы и должностные лица, так и организации, обладающие специальным правовым статусом, в том числе в области применения юридической ответственности. В конечном счете, именно от политики государства зависит появление новых категорий субъектов, чью ответственность можно рассматривать как ограниченную [11, с. 10—18; 12, с. 38—46]. В связи с этим в рамках содержания правовых норм, устанавливающих основания и условия ограниченной юридической ответственности, проявляется ее политическая функция.

Учитывая, что ограждение интересов отдельных групп субъектов права — ключевое звено в определении ограниченной юридической ответственности, можно выделить ее правозащитную функцию. При этом, в отличие от тождественной ей охранительной функции в общей теории юридической ответственности, в данном случае речь идет о защите прав и интересов самого правонарушителя, поскольку нормы, устанавливающие лимит санкций, ориентированы, прежде всего, на защиту его личности, а не на восстановление социальной справедливости и правопорядка. Вследствие этого закон четко очерчивает целесообразность применения к таким лицам неблагоприятных мер.

Отсюда вытекает еще одна функция ограниченной юридической ответственности, определяющая саму возможность правонарушителя претерпеть неблагоприятные последствия своего противоправного поведения. Любое решение юрисдикци-онного органа, будь то орган государственной власти или альтернативный общественный элемент, должно исполняться в точном соответствии с требованиями закона, иначе эффективность юридической ответственности подвергается сомнению. В большинстве случаев определить реализуемость наложенных на правонарушителя мер невозможно без участия специальных органов исполнительной власти. Однако в ряде случаев на момент принятия такого решения можно убедиться в его изначальной нецелесообразности. Например, вынося приговор смертельно больному подсудимому, суд должен понимать необходимость и фактическую целесообразность наложения соответствующих мер ответственности на фоне низкой вероятности исполнения такого приговора. Так же обстоит дело с заведомой неплатежеспособностью должников, на которых обращается взыскание. В случае когда ответчиком выступает организация или физическое лицо, находящееся в состоянии банкротства, целесообразность наложения материальных мер ответственности отсутствует [13, с. 11—12]. При этом следует отметить, что на законодательном уровне не сформулированы нормы, позволяющие воплотить указанную идею в современной российской системе правосудия, что, по мнению многих исследователей, подрывает ее авторитет, равно как и снижает эффективность правового регулирования [14, с. 19—28; 15, с. 99—102]. Поэтому четкое установление в законном порядке факторов, влияющих на применение ограниченной юридической ответственности, можно сформулировать в виде ее прагматической функции.

Примечания

1. Трофимова М.П. Функции юридической ответственности: дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2000.

2. ЮзефовичЖ.Ю. Функции юридической ответственности и формы их реализации по российскому законодательству: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004.

3. Липинский Д.А. Регулятивная и превентивная функции дисциплинарной ответственности // Трудовое право. 2003. № 4.

4. Гарипов Р.Ф. Деликтоспособность как правовая категория: дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 2010.

5. Кабанов П.А. Карательная функция в системе функций юридической ответственности: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 2005.

6. Липинский Д.А. Регулятивная функция конституционной ответственности // Конституционное и муниципальное право. 2003. № 4.

7. Чиканова Л. Материальная ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю // Хозяйство и право. 2007. № 5.

8. Щуровский А.В. Экономическая и социальная ответственность работников предприятий и организаций // Научно-технические ведомости СПбГПУ. 2007. № 51-1.

9. Карибов А.П. Проблемы и перспективы социально ответственного развития естественных монополий в России // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2010. № 8.

10. Зазнаев О.И. Измерение президентской власти // Ученые записки Казанского университета. Серия: Гуманитарные науки. 2005. Т. 147. № 1.

11. Тэор Т.Р., Василенко Н.В. Государственная политика как институциональная предпосылка корпоративной социальной ответственности // Вестник ИНЖЭКОНа. Серия: Экономика. 2012. № 7.

12. Рябухина Г.А. Социальная политика как партнерская ответственность государства и общества // Вестник Московского университета. Серия 21: Управление (государство и общество). 2011. № 4.

13. Архиереева А.В. Рентабельность и платежеспособность предприятий // Аграрная наука. 2003. № 4.

14. Невский И.А. Исполнимость судебных постановлений как внутреннее проявление результата судебной деятельности // Исполнительное право. 2006. № 3.

15. Борисов М.С. К вопросу о свойстве исполнимости судебного решения // Вестник Саратовской государственной юридической академии. 2007. № 5.

Журнал Арбитражный управляющий
Скачать ФинЭкАнализ
Программа для проведения финансового анализа по данным бухгалтеской отчетности
Скачать ФинЭкАнализ
Провести Финансовый анализ Онлайн
Онлайн сервис для проведения финансового анализа по данным бухгалтеской отчетности
Попробовать ФинЭкАнализ