О понятии ограниченной ответственности в российском и англо-американском корпоративном праве

Ю. В. Литвинов
кандидат филологических наук; юрист;
e-maiL: yuriy.Litvinov53@maiL.ru
2018 / Вестник Московского государственного лингвистического университета. Образование и педагогические науки

Актуальность настоящей работы предопределяется тем местом, которое в корпоративном праве занимает понятие «ограниченная ответственность», и назревшей необходимостью уточнить роль национальных правовых систем в разработке и законодательном закреплении этого принципа. Показана историческая значимость принципа ограниченной ответственности как правового инструмента в корпоративном праве и практике, что проявляется в обеспечении свободы движения капитала и инвестиций; увеличении числа организационно-правовых форм и повышении гибкости их использования; закреплении принципа ограниченной ответственности в законодательстве; разработке на этой основе правил, направленных на устранение возможностей построения «финансовых пирамид».

Для уяснения процесса разработки и законодательного закрепления понятия ограниченной ответственности приводится историческая периодизация этого процесса, который условно делится на дозаконодательный и законодательный периоды. Первый - характеризовался тем, что правило ограниченной ответственности действовало лишь в силу частноправовых соглашений. В течение второго - принцип ограниченной ответственности стал закрепляться законодательно. В связи с исключительной значимостью принципа ограниченной ответственности встает вопрос об уточнении законодательного приоритета принятия этого принципа в различных странах. С этой целью в работе предпринята попытка вычленения нескольких наиболее существенных признаков, по которым проведен сравнительный текстологический анализ закона Англии об ограниченной ответственности 1855 г. и Указа Правительствующего сената России от 06 сентября 1805 г. № 21.900 «Об ответствовании акционерным компаниям, в случае взыскания, одним складочным капиталом». В результате данного анализа следует признать, что по временному критерию законодательный приоритет принадлежит России. В то же время по другим признакам предпочтение столь же явно следует отдать Англии.

Как российскому, так и англо-американскому корпоративному праву известно понятие ограниченной ответственности, в соответствии с которым, например, акционеры в акционерном обществе или участники в обществе с ограниченной ответственностью не отвечают по обязательствам общества и несут риск убытков, связанных с его деятельностью, в пределах стоимости принадлежащих им акций или долей (п. 1 ст. 2 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (ФЗ об АО 1995); п. 1 ст. 2 Федерального закона от 08 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Ограниченная ответственность свойственна многим организационно-правовым формам (ОПФ). Основными среди таких ОПФ в российском корпоративном праве являются публичное акционерное общество и общество с ограниченной ответственностью, а в английском праве компаний - public limited company (PLC – публичная компания с ограниченной ответственностью) и private limited company (LTD - частная компания с ограниченной ответственностью). Деятельность PLC и LTD регулируется английским законом о компаниях 2006 г. [Companies Act 2006].

1 Переводы автора объясняются так: октроированная компания - фр. octroyer - жаловать, даровать; статутная компания - англ. statute - закон.

Историю принципа ограниченной ответственности в корпоративном праве можно условно разделить на дозаконодательный период и законодательный период.

Дозаконодательный период. До законодательного закрепления правило ограниченной ответственности действовало лишь в силу частноправовых соглашений, например, соответствующих положений в учредительном акте (deed of settlement) компании, договоров страхования [Farrar 1998, с. 80], которые, однако, не всегда были в состоянии гарантировать исполнение, что нередко приводило к злоупотреблениям, в частности, к «финансовым пирамидам». Такой классической «финансовой пирамидой» стала Компания Южного моря (South Sea Company), деятельность которой получила название «мыльного пузыря Южного моря» (South Sea Bubble) и в отношении которой английским парламентом был принят Bubble Act 1720 (Закон о мыльном пузыре 1720 г.) [Grier 2002, с. 2].

Помимо указанных правовых инструментов в дозаконодатель-ный период ограниченная ответственность могла быть предоставлена королевской хартией или ненормативным (индивидуальным) актом парламента, которые служили основанием для создания chartered companies (октроированные компании) и statutory companies (статутные компании)1 [Griffin 2000, с. 5]. Поскольку в таких случаях речь идет об индивидуальных актах суверена и парламента и даруемых ими привилегиях, а не о нормативно-правовых актах и предоставляемых ими неопределенному кругу лиц правах, подобные случаи здесь лишь упоминаются.

Законодательный период. С определенного времени во избежание «финансовых пирамид» и связанных с ними социальных потрясений принцип ограниченной ответственности стал закрепляться законодательно. Наиболее известным стал Limited liability act 1855 - Закон об ограниченной ответственности, принятый в Англии в 1855 г. (ЗОО 1855), который является точкой отсчета широкого распространения принципа ограниченной ответственности в мировой корпоративной практике [Limited liability act 1855].

Следует отметить, что до английского ЗОО 1855 во Франции правило ограниченной ответственности было введено для участников акционерных обществ (societes anonymes) в книге I, разделе III, ст. 33 Торгового кодекса 1807 г. (ТК 1807): «Les associes ne sont passibles que la perte du montant de leur interet dans la societe» (участники не несут убытки свыше размера их вклада в общество) [Code de commerce 1807]. Ограничение ответственности затрагивалось также в ст. 32 ТК 1807, причем это правило относилось уже к директорам (administra-teurs) акционерного общества.

Несколько позже, в 1811 г. был принят Закон штата Нью-Йорк, США об инкорпорации для производственных целей (An act relative to incorporations for manufacturing purposes), который разрешал создание компаний с ограниченной ответственностью, но только в некоторых отраслях производства, что было продиктовано товарным дефицитом в молодой республике. В ст. 7 этого закона устанавливалась ограниченная ответственность «лиц, составляющих... такую компанию» («the persons... composing such company»), т. е. Учредителей компании [The New-York annual register 1836, с. 352].

Однако ранее на законодательном уровне принцип ограниченной ответственности акционеров был закреплен в Указе Правительствующего сената России от 06 сентября 1805 г. № 21.900 «Об ответствова-нии акционерным компаниям, в случае взыскания, одним складочным капиталом» (Указ 1805). Указ 1805 провозглашал общее правило об ограниченной ответственности акционеров по долгам акционерной компании, в соответствии с которым при ее неудачах никто из акционеров не терял свыше внесенного им в компанию капитала.

Историческую значимость принципа ограниченной ответственности как правового инструмента в корпоративном праве и практике трудно переоценить. Во-первых, именно он в значительной мере обеспечил и продолжает обеспечивать невиданные возможности высвобождения, концентрации и перетока капиталов и инвестиций для крупнейших проектов XIX-XXI вв. в сферах промышленности, торговли, услуг. Во-вторых, в силу принятия упомянутых и иных подобных законодательных актов возросло число ОПФ для ведения предпринимательской и благотворительной деятельности, повысилась гибкость их использования. В-третьих, для всех соответствующих ОПФ ограниченная ответственность приобрела закрепленный в законе статус в отличие от частноправовых инструментов более раннего периода. Наконец, в-четвертых, судебной практикой стран общего права были выработаны правила «поднятия корпоративной вуали» (lifting the corporate veil) [Grier 2002, с. 22], нацеленные на предотвращение злоупотреблений принципом ограниченной ответственности. В странах континентального (в том числе российского) права доктрине «поднятия корпоративной вуали» соответствует институт субсидиарной ответственности акционеров и участников (п. 3 ст. 3 ФЗ об АО 1995), гарантированный силой государственного принуждения, что в значительной мере - хотя не до конца - снижает риск возникновения финансовых пирамид.

В связи с вышеизложенным встает вопрос о законодательном приоритете принятия исключительно важного принципа ограниченной ответственности в различных странах. Естественно было бы считать, что такой приоритет принадлежит стране, в которой соответствующий закон или иной нормативно-правовой акт (НПА) принят раньше всего. Однако, с другой стороны, следует учитывать и иные существенные признаки. С целью исследования правовых оснований для установления законодательного приоритета нами был проведен сравнительный анализ ЗОО 1855 и Указа 1805 по следующим признакам:

  1. дата принятия (признак 1);
  2. терминология (признак 2);
  3. характер НПА (признак 3);
  4. степень разработанности НПА (признак 4).

Тексты Указа 1805 и двух статей (VII и VIII) ЗОО 1855 в переводе автора приведены в таблице 1.

Таблица 1. Тексты Указа 1805 и статей VII и VIII ЗОО 1855

Указ 1805 (06 сентября) Об ответствовании акционерным компаниям,в случае взысканий, одним акционерным капиталом Закон 1855 (14 августа) Закон для ограничения ответственности учредителей некоторых акционерных компаний
В именном Высочайшем Указе, данном Правительствующему Сенату сего года Августа в первый день за собственноручным его Величества подписанием, по делу VII. Учредители акционерной компании, которая... получила Свидетельство о полной регистрации с ограниченной ответственностью, после предоставления такого

Статьи VII и VIII выбраны потому, что именно в них излагаются ключевые положения ЗОО 1855 об ограниченной ответственности. Результаты сравнительного анализа приведены в таблице 2.

Таблица 2. Результаты сравнительного анализа Указа 1805 и ЗОО 1855

Признак 1 Признак 2 Признак 3 Признак 4
Дата принятия Терминология Характер НПА Степень разработанности
Указ 1805 06.09.1805 Ответствование Смешанный характер Два положения
ЗОО1855 14.08.1855 Limited Liability Материальное право Две статьи из 19

О взыскании, положенном на участников составленной в 1782 году в Санкт-Петербурге акционерной для строения кораблей компании на уплату сделанной оною долгов, по прочем изображено: а как по производству сего дела между прочим открывается, что посредники полагали взыскать с наличных акционеров и ту сумму, какая бы следовала ко взысканию с умерших и несостоятельных соучастников, а сие правило совершенно противно самому существу сего рода компаний: то в предупреждение подобных неправильных заключений и по другим делам компаний сего же разряда быть могущим, Мы признаем нужным подтвердить при сем случае то правило, что акционерная компания отвечает одним складочным капиталом, а следовательно ни один из акционеров ея при неудачах не теряет свыше положенного компанию капитала. Правительствующий Сенат, в общем первых трех Департаментов Собрании, Приказали: для должнаго по сему Высочайшему указу исполнения, чтоб в подобных случаях ни один из акционеров компаний при неудачах не терял свыше положеннаго в компанию капитала.

Свидетельства,. не несут ответственности, установленной в любом судебном постановлении, решении или приказе, которые будут получены в отношении такой компании, либо за любой долг или обязательство такой компании в размере или способом иными, чем предусмотрено в настоящем Законе.

VIII. Если любые исполнительный лист, решение об аресте имущества или исполнительный приказ обращены, по закону либо по праву справедливости, против имущества и собственности компании, которых оказывается недостаточно для предъявления и принудительного исполнения такого исполнительного листа, решения об аресте или иного приказа, тогда такие исполнительный лист, решение об аресте или иной приказ могут быть выданы против любого из акционеров в пределах части их акций в капитале компании, на тот момент не оплаченных, и ни один акционер не будет обязан уплачивать, для удовлетворения требований любого подобного исполнительного листа, решения об аресте или иного приказа, сумму, превышающую неоплаченную часть его акций.

Признак 1: из таблицы 2 видно, что российский Указ 1805 г. был принят 06 сентября 1805 г., а английский ЗОО - 14 августа 1855 г.

Признак 2: в Указе 1805 применяется термин «ответствование» (ответственность), в то время как в ЗОО 1855 используется терминологическое сочетание «limited liability» («ограниченная ответственность»), которое более полно и точно обозначает исследуемый правовой принцип.

Признак 3: Указ 1805 носит смешанный процессуально-материальный характер. В первой части текста он представляет собой подобие судебного акта высшей инстанции, ибо в Указе подводятся итоги рассмотрения дела конкретной судостроительной акционерной компании, учрежденной в 1782 г. Во второй части текста, однако, Указ 1805 представляет собой, несомненно, материально-правовой акт, на что указывает, например, следующее нормативное положение: «акционерная компания отвечает одним складочным капиталом, а следовательно, ни один из акционеров при неудачах не теряет свыше положенного в компанию капитала» [Указ Правительствующего Сената от 6 сентября 1805 г. № 21.900...].

С другой стороны, ЗОО 1855 является актом материального права, устанавливающим нормы ограниченной ответственности в английском праве компаний.

Признак 4: текст Указа 1805 занимает небольшой объем (половина колонки страницы), не структурирован (нет статей, пунктов, частей), содержит два коротких положения об ограниченной ответственности акционеров, первое из которых является нормативным правилом, а второе (после слова «приказали») подчеркивает императивный характер этой нормы. В то же время, в ЗОО 1855 принцип ограниченной ответственности раскрывается достаточно подробно в двух (VII и VIII) статьях из девятнадцати. В остальных статьях содержатся сопутствующие предмету ЗОО 1855 правила о регистрации, наименовании компании, штрафах, публичном объявлении увеличения капитала и т. п.

Таким образом, по признаку 1 (дата принятия) следует констатировать, что Указ 1805 был принят на 50 лет раньше ЗОО 1855, т. е. российский НПА имеет временной приоритет перед английским. По признаку 2 (терминология) ЗОО 1855 имеет формальное предпочтение (полное двухсловное терминологическое сочетание «ограниченная ответственность» против неполного однословного термина «от-ветствование» российского Указа 1805), хотя очевидно, что в Указе 1805 ни о каком ином понятии, кроме ограниченной ответственности акционеров, речь идти не может. По признаку 3 (характер НПА) смешанный процессуально-материальный характер в определенной мере «затемняет» нормативный характер Указа 1805, который, тем не менее, содержит императивную норму об ограниченной ответственности акционеров. В противовес этому ЗОО 1855 носит чисто материально-правовую природу и в статьях VII и VIII содержит подробно сформулированные нормы об ограниченной ответственности. По признаку 4 (степень разработанности) ЗОО 1855 Англии, несомненно, является более разработанным и структурированным НПА, чем Указ 1805 России. Об этом говорит как объем самого ЗОО 1855 (19 статей), так и «удельный вес» статей, посвященных конкретно ограниченной ответственности (две подробные статьи VII и VIII, которые по объему примерно равны всему тексту Указа 1805).

Подводя итог сравнительного анализа Указа 1805 и ЗОО 1855, следует признать, что по временному критерию (признак 1) законодательный приоритет принадлежит России. В то же время по «качественным» показателям (признаки 2-4) предпочтение столь же явно следует отдать Англии. Неизвестно имела ли место преемственность и синергия при разработке указанных выше законодательных актов в России, Франции, США, Англии. Однако естественно-историческая последовательность их принятия законодательными органами государств очевидна: 1805 г. - Россия; 1807 г. - Франция; 1811 г. - США, штат Нью-Йорк; 1855 г. - Англия. Это обстоятельство (временной признак 1), равно как и «качественные» признаки 2-4 нельзя не учитывать при решении вопроса о законодательном приоритете закрепления принципа ограниченной ответственности в национальных правовых системах.

Список литературы

1. Указ Правительствующего Сената от 6 сентября 1805 г. № 21.900 «Об ответ-ствовании акционерным компаниям, в случае взыскания, одним складочным капиталом» // Россия. Законы и постановления. Полное собрание законов Российской империи. [Собрание 1-е. С 1649 по 12 дек. 1825 г.]. Т. 28. 1804-1805. [№ № 21112-21982]. СПб.: 1830. С. 1211-1212.

2. An act relative to incorporations for manufacturing purposes // The New-York annual register, 1836. C. 350-352. Интернет-архив. Открытая библиотека. URL: ia800209.us.archive.org/20/items/newyorkannualre05willgoog/ newyorkannualre05willgoog.pdf.

3. Code de commerce 1807. Интернет-архив. Открытая библиотека. URL: openlibrary.org/works/OL15219876W/Code_de_commerce.

4. Companies Act 2006. Портал нормативно-правовых документов Национального архива Великобритании. URL: legislation.gov.uk/ukpga/2006/46/ contents.

5. Farrar J. H. Farrar's Company law. 4-th ed. London - Edinburgh - Dublin: Buttersworths, 1998. 802 p.

6. Grier N. Company law. Edinburgh: W. Green / Sweet and Maxwell. 2002. 328 p.

7. Griffin S. Company law fundamental principles. 3-d. ed. Harlow: Pearson Education Limited, 2000. 386 p.

8. Limited liability act 1855. Портал нормативно-правовых документов Национального архива Великобритании. URL: legislation.gov.uk/ukpga/ Vict/18-19/133/contents/enacted

9. Mayson S. W., French D., Ryan C. Company law. 20-th ed. New York: Oxford University Press, 2003. 818 p.

Журнал Арбитражный управляющий
Скачать ФинЭкАнализ
Программа для проведения финансового анализа по данным бухгалтеской отчетности
Скачать ФинЭкАнализ
Провести Финансовый анализ Онлайн
Онлайн сервис для проведения финансового анализа по данным бухгалтеской отчетности
Попробовать ФинЭкАнализ