Оппортунистическое поведение в предпринимательской среде

Е. В. Козлова
Челябинский государственный университет,
Челябинск, Россия
2019 / Вестник Челябинского государственного университета

Одним из ключевых условий эффективного межфирменного взаимодействия является добросовестное выполнение условий договора всеми участниками взаимодействия. Вследствие оппортунистического поведения происходит не только нарушение взятых на себя обязательств, но и негативные изменения самой предпринимательской среды. Внешние неблагоприятные факторы приводят к повышению рисков предпринимательской деятельности и, как следствие, увеличивают издержки и снижают эффективность взаимодействия.

В статье проводится анализ оппортунистического поведения в межфирменных взаимодействиях. Особое внимание уделено исследованию доверия, как одного из механизмов предотвращения и ограничения оппортунизма. Выявлены условия и причины формирования оппортунистического поведения, а также предложены способы управления.

На сегодняшний день значительное внимание в современной экономической литературе уделяется вопросам внутрифирменного оппортунизма [3—5]. При этом исследование внешнего по отношению к границам предприятия оппортунизма является не менее важной задачей.

Проявление оппортунистического поведения во внешних взаимодействиях можно наблюдать в форме сокрытия или искажения существенной для партнера информации. Информационная асимметрия является одной из основных причин возникновения и проявления оппортунизма. Использование информационного преимущества одной из сторон способно существенно увеличить ее выгоды и повысить издержки стороны противоположной.

Нестабильная экономическая ситуация в стране приводит к ориентации партнеров на максимизацию выгоды в краткосрочном периоде, отодвигая на второй план деловую репутацию или возможные выгоды от долгосрочных взаимоотношений компаний. Существующая неопределенность, вызванная недостаточным объемом информации, необходимой для принятия ключевых решений, становится дополнительной проблемой при оценке деятельности других экономических агентов. Немаловажным становится вопрос минимизации трансакционных издержек поиска информации о потенциальном партнере и защита от возможного оппортунистического поведения. При решении данных вопросов в бизнес-среде для оценки репутации компаний используют рейтинги деловой репутации. Если несколько десятилетий назад о развитой системе оценки репутации можно было говорить только в США, то на сегодняшний день оценка производится как на международном уровне, так и в рамках отдельно взятой страны. Наиболее известные зарубежные рейтинги деловой репутации — Global RepTrak ranking и World's Most Reputable Companies [18; 19]. Такие рейтинги являются результатом анализа большого количества информации ведущими аналитиками, агентствами и руководителями корпораций, что позволяет использовать их в качестве индикаторов привлекательности компании для потенциальных партнеров и инвесторов.

Вероятность проявления оппортунизма одной из сторон напрямую зависит от оценки возможных выгод и потерь, связанных с таким поведением. Оценить потенциальные дополнительные выгоды от добросовестного соблюдения условий соглашения достаточно сложно, а риски, возникающие в результате уклонения от выполнения договора в полном объеме или прямого нарушения его пунктов, — гораздо проще. Ориентация на краткосрочную выгоду приводит к тому, что предприятия не стремятся инвестировать в долгосрочные партнерские отношения, деловую репутацию и т. д. Предрасположенность сторон к оппортунизму обусловлена также и вероятностью обнаружения такого поведения. Если нет реальной возможности отследить нарушение условий договора или затраты на такое обнаружение будут слишком высоки, то риск возникновения оппортунизма существенно возрастает.

Продолжительность взаимодействия также может влиять на вероятность проявления оппортунизма. При краткосрочных или разовых контактах стороны стремятся получить максимальную выгоду от сделки, в то время как при долгосрочных партнерских связях значительную роль начинают играть неформальные отношения. Впрочем, при длительных взаимодействиях часто возникают ситуации, когда агенты начинают нарушать договоренности уже на заключительных этапах.

Степень доверия в партнерской среде играет ключевую роль при оценке вероятности возникновения оппортунизма. По утверждению Ф. Фукуямы, «доверие есть возникающее в рамках определенного сообщества ожидание того, что члены данного общества будут вести себя нормально и честно» [8]. Существенную роль межличностным отношениям отводил М. Грановеттер, предложивший рассматривать концепцию укорененности экономического поведения [12]. По мнению А. Хиршмана, в условиях конкурентных рынков, где каждый покупатель или продавец обладает всем объемом информации и ориентируется на цены, нет места длительному человеческому или социальному контакту. В таких условиях нет необходимости вступать в длительные или повторяющиеся отношения [13]. Однако реальные рынки не удовлетворяют описанным условиям. В концепции укорененности М. Грановеттер отводит особое место роли межличностных отношений при производстве доверия и сдерживании мошенничества. Тем не менее он также утверждает, что «доверие, порожденное личными отношениями, самим своим существованием открывает огромные возможности для мошенничества» [12]. Действительно, злоупотребление доверием в предпринимательской среде оборачивается для участников существенными издержками и потерями при нарушении обязательств, особенно в случае неформальных договоренностей сторон. Причем «чем полнее доверие, тем большую выгоду приносит мошенничество» [Там же].

Рассматривая неформальные взаимоотношения между партнерами, экономисты все большее внимание уделяют оценке выгод и рисков при таком типе взаимодействия. В. Радаев отмечает, что «неформальные договоренности базируются на конвенциях, предписывающих следовать обговоренным правилам, не принимая на себя каких-либо формальных обязательств» [6]. Возникают межфирменные социальные связи несколькими способами: при помощи рыночных сигналов других контрагентов, вовлечения в уже существующие прочные связи либо объединения с целью решения совместных задач. Стоит помнить, что установление таких неформальных взаимоотношений также связанно с издержками — встречи, переговоры, взятие на себя личных обязательств, установление личных связей и т. д.

Зачастую доверие рассматривается как ожидание от противоположной стороны действий в общих интересах, даже без осуществления какого-либо контроля. То есть высокий уровень доверия между контрагентами приносит существенную экономию на издержках, связанных с детальной проработкой контрактов (например, включение множества пунктов о санкциях и штрафах, вызванных нарушением условий соглашения), а также с обоюдным контролем [11]. Одним из основных способов минимизировать такие трансакционные издержки является выполнение каждым контрагентом взятых на себя обязательств в полном объеме в соответствии с условиями контракта.

В литературе выделяют различные способы управления оппортунизмом контрагента [14]. Среди ключевых можно выделить, во-первых, постоянный мониторинг на всех стадиях взаимодействия, начиная от момента поиска партнера и заканчивая наблюдением за его деятельностью в момент сотрудничества. Данный способ в значительной степени позволяет снизить асимметрию информации. Во-вторых, стимуляция контрагента, направленная на выравнивание интересов сторон. Стимулы могут носить как нематериальный характер (направлены на создание долгосрочных отношений), так и материальный. В-третьих, отбор, который изначально предполагает выбор в качестве партнеров, только компании, максимально удовлетворяющие особым критериям (характеристики подбираются на этапе отбора потенциальных контрагентов). В-четвертых, социализация, подразумевающая выбор партнера, разделяющего интересы и принципы компании. Также при взаимодействии стороны могут проводить мероприятия, направленные на сближение их интересов (встречи, тренинги и пр.).

Оппортунистическое поведение в предпринимательской среде способно возникать на нескольких уровнях: во взаимоотношениях с партнерами, клиентами, сотрудниками, государством, и т. д. Среди ключевых факторов, способствующих появлению доверия, в первую очередь стоит отметить личные отношения. Личное доверие возникает, как правило, в малых группах и способствует повышению прочности деловых связей. О. Уильямсон рассматривал личное доверие (personal trust), не подвергающееся оценке издержек и выгод, «гарантированное лишь особыми личными отношениями, которым был бы нанесен серьезный ущерб, если бы был допущен расчет» [15]. Впрочем, личное доверие может обладать некоторыми характеристиками доверия институционального. Например, если контрагент выбирается по рекомендации бизнес-сообщества, степень доверия к которому достаточно высока. В этом случае бизснес-сообщество выступает локальным институтом.

Снижению риска возникновения оппортунистического поведения в предпринимательской среде также может способствовать снижение неопределенности в межфирменных взаимодействиях. Неопределенность является одним из главных факторов возникновения оппортунизма. Следовательно, ее снижение способно существенно повлиять на вероятность проявления оппортунистического поведения участниками взаимодействия. Вследствие ограниченной рациональности агенты не могут до заключения контракта предусмотреть все возможные исходы будущего взаимодействия, поэтому будут стараться занять максимально выгодное для себя положение. Иногда контрагенту сложно оценить, являются ли действия злонамеренным поведением или результатом влияния независящих от него факторов. Можно выделить оппортунистическое поведение вынужденное возникающее под влиянием негативной внешней среды и инициативное — проявляющееся в стабильных условиях для удовлетворения личных эгоистических потребностей [1].

Таким образом, возникает необходимость поиска критерия оценки потенциального партнера. Одним из таких критериев может выступать деловая репутация. Компания, обладающая хорошей репутацией, сокращает дополнительные издержки потенциальных партнеров на поиск информации и снижает уровень неопределенности. Оценить репутационные затраты добросовестного контрагента можно прировняв их в упущенной выгоде, получаемой в случае проявления оппортунистического поведения. С другой стороны, хорошая деловая репутация открывает для компании дополнительные возможности работы с надежными партнерами.

Значимость данного вопроса была оценена не только в предпринимательской среде, но и на уровне государства. С недавнего времени Торгово-промышленная палата России осуществляет ведение «негосударственного реестра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, финансовое и экономическое положение которых свидетельствует об их надежности как партнеров для предпринимательской деятельности в российской Федерации и за рубежом» [10]. Одна из ключевых задач данного проекта — выявление и поддержка организаций, готовых предоставлять достоверную информацию о своей деятельности и честно взаимодействовать с партнерами. Среди основных требований для включения в реестр является не менее чем трехлетний лет срок работы на рынке. Это условие вызвано необходимостью защитить контрагентов от «фирм-однодневок» получивших широкое распространение на российском рынке.

Кроме того, ряд других ведомств также способствуют снижению неопределенности на отечественном рынке и публикуют критерии самостоятельной оценки рисков [9]. Для того чтобы удостовериться в добросовестности потенциального партнера, необходимо выполнить ряд условий, таких как до заключения сделки осуществить запрос документов о регистрации и постановке на налоговый учет, выписка из ЕГРЮЛ, и т. д. Можно также запросить документы, подтверждающие возможность контрагента выполнить условия предстоящего договора (например, наличие необходимого оборудования, квалифицированных сотрудников, опыт работы в данной сфере). Узнать, не является ли фирма ответчиком в судебных разбирательствах, не находится ли в стадии банкротства, не состоит ли в реестре недобросовестных поставщиков и т. д.

Кроме того, существенное влияние оказывает характеристика среды, в которой происходит взаимодействие. На стимулы агента существенное влияние оказывают не только действующие правовые институты, регулирующие контрактные отношения, но также культура и ценности, характеризующие среду. Одним из ключевых индексов оценки доверия является Edelman Trust barometer [17]. Данное исследование проводится ежегодно компанией Edelman для оценки доверия граждан к общественным институтам и институтам власти. По результатам исследования 2019 г. Россия занимает последнее место набрав всего 29 пунктов из 100 [18]. Особое внимание стоит уделить уровню доверия бизнесу — предпринимателям доверяют всего 34%, что существенно ниже, чем в других странах и в мире в целом (табл. 1).

Таблица 1. Доверие бизнесу в различных странах в 2019 г.

Страна Доверие бизнесу
1 Китай 80
2 Индонезия 79
3 Индия 77
4 ОАЭ 74
5 Мексика 71
б Колумбия 65
7 Малайзия 61
8 Нидерланды 60
9 Сингапур 60
10 Южная Африка 58
11 Бразилия 58
12 Канада 56
13 США 54
14 Италия 53
15 Австралия 52
16 Франция 50
17 Аргентина 49
18 Великобритания 47
19 Германия 47
20 Гонконг 45
21 Испания 44
22 Япония 44
23 Ирландия 44
24 Турция 43
25 Южная Корея 39
26 Россия 34
Общемировой уровень — 56

Источник: Edelman Trust barometer 2019 Global Report.

Текущую ситуацию можно оценить, как негативную. Тем не менее подобную обстановку можно наблюдать на протяжении последних десяти лет — уровень доверия бизнесу в России существенно ниже не только, чем в развитых странах, но и общемирового уровня (см. рисунок).

Динамика уровня доверия бизнеса в России и мире

Особенно хочется отметить негативную тенденцию снижения доверия в последние несколько лет. Снижение общего уровня доверия в стране приводит к тому, что обостряются проблемы, связанные с недостаточной защищенностью прав собственности, неэффективностью технологий взаимодействия бизнеса и государства, коррупцией и недобросовестной конкуренцией. Чем лучше работают институты, тем неразумнее нарушать договоренности, то есть выгоднее становится соблюдать условия соглашений.

Основой оппортунистического поведения, безусловно, является противоречие интересов сторон. Если интересы сторон полностью совпадают, то стимулы для проявления оппортунизма существенно меньше. Однако сближение интересов и «наличие общей цели не означает, что стороны перестают заботиться о личной выгоде. Стороны любого заключаемого контракта, безусловно, имеют общие цели, что не отменяет преследование ими и собственных, в том числе вполне корыстных» [7].

Если одна из сторон существенно зависима от другой, вероятность возникновения оппортунистического поведения крайне высока. Агент занимающий доминирующее положение, стремится реализовать свое преимущество и максимизировать доход в ущерб другой стороне. В случае, когда снизить зависимость не представляется возможным (например, когда компания является единственным потребителем или производителем продукции), ограничить оппортунизм можно только путем включения санкций и штрафов в условия договора. Зависимость увеличивается также при наличии специфических инвестиций, причем если такого рода инвестиции были сделаны только одной стороной, то риск проявления оппортунизма резко возрастает.

Кроме того, участники рынка, вступая в постоянные взаимодействия друг с другом выстраивают свои собственные стратегии, ориентируясь на поведение других, то есть происходит постоянное заимствования моделей поведения. Поэтому бизнес-среда с низким уровнем норм провоцирует оппортунистическое поведение всех ее участников.

Немаловажным фактором остается стимулирование, под которым можно понимать создание для контрагента условий и мотивов выполнения, взятых на себя обязательств в полном объеме. Мотивация к добросовестному исполнению условий соглашения должна быть обусловлена не только возможными штрафными санкциями, а в большей степени нормами, регулирующими поведение участников рынка.

Одним из факторов благоприятного развития бизнес-среды является возможность свободного появления новых агентов. По оценкам российских предпринимателей, существующая деловая среда не только не способствует формированию новых предприятий, а наоборот, провоцирует закрытие действующих. Причем конкуренция на рынке не является основным сдерживающим фактором. Среди негативных факторов выделяют необходимость прохождения различных процедур, связанных с созданием и регистрацией нового бизнеса. Наиболее известным рейтингом стран по благоприятности условий ведения бизнеса является рейтинг Doing business, рассчитываемый по методике Международного банка [16]. Данный рейтинг оценивает совокупность условий (нормативно-правовые, институциональные, и т. д.) для создания и развития бизнеса. Россия в данном рейтинге в 2019 г. заняла 31-е место. Несмотря на невысокий показатель, можно сказать, что за последние несколько лет позиции нашей страны существенно улучшились (табл. 2).

Таблица 2. Анализ рейтинга Doiug business

Год Место России в рейтинге Значение показателя «Обеспечение исполнения контрактов»
2012 120 13
2013 112 11
2014 92 10
2015 62 14
2016 51 5
2017 40 12
2018 35 18

Источник: Группа Всемирного банка( hrtps://russian. do ingbusiiiess. org/).

В данном рейтинге наибольший интерес для характеристики предпринимательской среды внутри страны представляет показатель «Обеспечение исполнения контрактов» [16]. Данный показатель напрямую зависит от временных и финансовых затрат разрешения коммерческого спора, а также качества судопроизводства. Другими словами, данный показатель оценивает последствия для фирмы в случае оппортунистического поведения контрагента.

Несмотря на устойчивое мнение о том, что фирма ориентирована на максимизацию собственного дохода, доверие к партнерам является одним из ключевых факторов деловой активности бизнеса. Доверие в предпринимательской среде является фактором повышения единства и успешности ведения предпринимательской деятельности. Повышение доверия между фирмами приводит к позитивному отношению к добросовестной конкуренции среди всех участников рынка. В этом случае доверие можно рассмотреть, как механизм, снижающий риск возникновения оппортунистического поведения.

Ряд экономистов предлагают рассматривать доверие как разновидность риска. Доверяя, мы предполагаем, что вероятность сознательного нанесения ущерба со стороны контрагента крайне мала. Тем не менее избыток доверия также можно рассматривать как источник возможных потерь, вызванных недостатком контроля за действиями контрагента. Получение кредита доверия от партера не гарантирует добросовестного исполнения условий соглашения противоположной стороной, то есть отсутствия оппортунистического поведения. Недоверие, в свою очередь, можно рассматривать не только как отсутствие доверия, но и как ожидание от противоположной стороны недобросовестного поведения [2]. Проявление недоверия к партнерам необязательно имеет в своей основе предыдущий негативный опыт взаимодействия с данным контрагентом или другие существенные основания. Иногда недоверие вызвано больше общим недоверием в предпринимательской среде или отсутствием институционального и личного доверия в стране, субъективной оценкой рисков и т. д. Таким образом, дефицит доверия приводит к росту издержек оппортунистического поведения, снижает эффективность межфирменного взаимодействия и является существенным фактором при принятии решений о выборе партнера.

Список литературы

1. Алескерова, С. Э. Оппортунистическое поведение предпринимательства как неформальный институт рыночной экономики в России / С. Э. Алексерова // Рос. предпринимательство. — 2017. — Т. 18, №2. — С. 111—120.

2. Аюпова, С. Г. Влияние «доверия» и «недоверия» на эффективность субъектов хозяйствования / С. Г. Аюпова, Д. С. Бенц, Е. В. Козлова // Вестн. Челяб. гос. ун-та. — 2018. — № 12 (422). — С. 132—136.

3. Бархатов, В. И. Особенности проявления оппортунизма в российских машиностроительных корпорациях / В. И. Бархатов, Д. А. Плетнев // Организатор производства. — 2013. — № 2. — С. 15—20.

4. Попов, Е. В. Оппортунизм на производственных предприятиях / Е. В. Попов, Е. В. Ерш // Управленец. — 2015. —№ 2 (54). — С. 60—64.

5. Попов, Е. В. Эндогенный оппортунизм в теории «принципала — агента» / Е. В. Попов, В. Л. Симонова //Вопр. экономики. — 2005. —№ 3. —С. 118—130.

6. Радаев В. В. Атомизированные действия и социальные связи: основы конкуренции в российской розничной торговле / В. В. Радаев // Мир России. — 2009. — № 2. — С. 50—88.

7. Тамбовцев В. Планирование и оппортунизм / В. Тамбовцев // Вопр. экономики. — 2017. — № 1. — С. 22—39.

8. Фукуяма, Ф. Доверие. Социальные добродетели и созидание благосостояния / Ф. Фукуяма ; под ред. В. Л. Иноземцева //' Новая посшндустриал. волна на 'Западе. — М.: Academia. 1999. — 631 с.

9. 10 способов проверить контрагента: необходимые документы и полезные сервисы [Электронный ресурс]. —URL: http://www.garant.ru/article/511892/.

10. Реестр надежных партнеров. Система торгово-промышленных палат в Российской Федерации [Электронный ресурс]. — URL: http://reestr.tpprf.ru/.

11. Barkhatov V., Bents D., Ayupova S., Kozlova E. Is the Tmst a Condition of Russian Economy Growth? / European Proc. of Social & Behavioural Sciences — 2019. — T. 59. — P. 310—319.

12. Granovetter, M. Economic Action and Social Structure: The Problem of Embeddednessc / M. Granovet-ter//American J. of Sociology. — 1985.—Vol. 91. —P. 481—510.

13. Hirschman, A. Rival Interpretations of Market Society: Civilizing, Destructive or Feeble? / A. Hirsch-man // J. of Economic Literature. — 1982. —Vol. 20, no. 4. — P. 1463—1484.

14. Wathne, K. Opportunism in Interfirni Relationships: Forms, Outcomes, and Solutions / K. Wathne, J. Hei-de // J. of Marketing. — 2000. — № 64(4). — Pp. 36—51.

15. Williamson, О. E. Calculativeness, Trust and Economic Organization / О. E. Williamson // J. of Law and Economics. — 1993. — Vol. 36. — P. 453—486.

16. "Doing business" Ranking [Электронный ресурс]. — URL: https://doingbusiness.org/ru/rankings (дата обращения 06.09.2019).

17. Edelman Trust barometer [Электронный ресурс]. — URL: https://www.edelman.com/trust-baiometer (дата обращения 06.09.2019).

18. Edelman Trust barometer 2019 Global Report [Электронный ресурс]. — URL: https://www.edelman. coni/sites/g/files/aatussl91/files/2019-03/2019_Edelmaii_Trust_Baronieter_Global_Report.pdf (дата обращения 06.09.2019).

19. Global RepTrak ranking [Электронный ресурс]. — URL: https://www.reputationinstitute.com/global-reptrak-100 (дата обращения 06.09.2019).

20. World's Most Reputable Companies 2019 [Электронный ресурс]. —URL: https://www.forbes.corn/sites/ vickyvalet/2019/03/07/tlie-worlds-most-reputable-companies-2019/#71b270acl3b6 (дата обращения 06.09.2019).

Журнал Арбитражный управляющий
Скачать ФинЭкАнализ
Программа для проведения финансового анализа по данным бухгалтеской отчетности
Скачать ФинЭкАнализ
Провести Финансовый анализ Онлайн
Онлайн сервис для проведения финансового анализа по данным бухгалтеской отчетности
Попробовать ФинЭкАнализ