Основания возникновения субъективных прав использования объектов интеллектуальной собственности

Е. А. ЖУКОВ
2012 / Вестник Омского университета. Серия «Право»

Анализируются основания возникновения субъективных имущественных прав использования объектов интеллектуальной собственности. Также предлагается авторская классификация таких оснований (юридических фактов) преимущественно в виде сделок по распоряжению исключительным правом.

Гражданский оборот в сфере интеллектуальной собственности по поводу нематериальных объектов интеллектуальной собственности (результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации) обладает значительной спецификой по сравнению с передачей материальных вещей от одних лиц другим лицам.

Для права интеллектуальной собственности юридически безразлично обладание самим интеллектуальным объектом, в отношении которого не имеет значения факт или право владения в силу его нематериальной природы [1]. Чтобы была законная возможность использовать интеллектуальный объект, необходимо отсутствие юридического препятствия в виде запрета на такие действия либо при наличии правового запрета лицо должно обладать субъективным правом использования, которое в таком случае понимается как некоторый «плюс» возможностей поведения для конкретного лица - пользователя.

В зависимости от принципа признания интеллектуальных прав по созидательному или регистрационному (иначе - принципу юридической формализации) типу исключительная монополия (исключительное право) на интеллектуальный объект в силу императивных положений закона неизбежно возникает в момент создания или соответственно регистрации (формализации) собственно самого объекта. Исключительное право правообладателя априори содержит запрет «всем и каждому» использовать интеллектуальный объект без согласия правообладателя, если иное прямо не установлено законом (например, в виде исчерпывающего перечня случаев разрешённого использования в общественных интересах). Поэтому отсутствие юридического препятствия в виде запрета использовать объект может появиться не ранее прекращения исключительного права, что и происходит императивно по истечении срока его действия по закону. В этом случае законодателем используется правовая конструкция «перехода» объекта интеллектуальной собственности в общественное достояние [2].

Статус общественного достояния интеллектуального объекта означает снятие ранее существовавшего запрета на использование объекта для всех при обязательном соблюдении обособленных от личности автора и социально значимых связей «авторства», «авторского имени» и «неприкосновенности» в части объектов авторских и некоторых смежных прав. Наличие возможности использовать интеллектуальный объект в общественном достоянии «всем и каждому» не позволяет говорить о наличии «плюса» возможностей у таких лиц и, соответственно, о субъективном праве использования объекта. Указанные «общественные» возможности образуют содержание правоспособности любого субъекта гражданских прав, а не субъективных (персональных) прав. Отсюда, можно сказать, что любое субъективное право по своей природе является исключительным в том смысле, что принадлежит только персонально выделенному лицу или закрытому по своему составу, поименованному кругу лиц, а не «всем и каждому». Поименованная принадлежность любого субъективного права конкретным лицам - правообладателям является одним из внешних атрибутов индивидуализации содержания правоотношений, однако дальнейшее рассмотрение природы субъективных прав выходит далеко за рамки настоящего исследования [3].

Субъективное право использования объекта интеллектуальной собственности может возникнуть только в период действия исключительного права на объект. При этом право использования интеллектуального объекта, имеющее наиболее широкое содержание, всегда входит в состав самого исключительного права, что, как правило, формализовано законом в виде не исчерпывающего перечня наиболее типичных способов использования соответствующего объекта [4]. Следовательно, такое предельно широкое право использования, прежде всего, принадлежит обладателю исключительного права, который, в свою очередь, по своей воле может наделить правом использования интеллектуального объекта заинтересованных третьих лиц. Способы правонаделения (предоставления прав использования интеллектуальным объектом), предполагая в качестве своего основного волевого основания совершение сделок, не ограничиваются исключительно правопреемством со стороны обладателя исключительного права (например, лицензиар, предоставляя право использования по сублицензионному договору, исключительным правом не обладает) и могут быть представлены в следующем виде:

1. Распоряжение исключительным правом по односторонним сделкам, например, путём предоставления права использования по завещанию после смерти правообладателя - физического лица конкретному наследнику. Кроме того, в качестве односторонней сделки можно рассматривать de lege ferenda простое письменное согласие (разрешение) правообладателя исключительного права, прямо направленное по волеизъявлению на предоставление права использования интеллектуального объекта конкретному лицу и не рассматриваемое в качестве лицензионного договора [5]. Потенциальная возможность такого одностороннего согласия-разрешения вытекает из смысла совокупности отдельных положений ст. 1229, 1233 ГК РФ и некоторых других. Арбитражная практика достаточно определённо занимает позицию о допустимости de facto одностороннего согласия правообладателя исключительного права, направленного на разрешение использовать интеллектуальный объект без заключения лицензионного договора, даже в тех институтах права интеллектуальной собственности, где по закону требуется обязательная государственная регистрация соответствующих договоров по распоряжению исключительным правом [6].

2. Распоряжение исключительным правом предполагает по закону в качестве основных совершение двусторонних сделок (заключение договоров) правообладателя (ст. 1233 ГК РФ), направленных на предоставление прав использования объекта, прежде всего, по лицензионным договорам (ст. 1235 ГК РФ) и близким к ним по предмету договорам коммерческой концессии (ст. 1027 ГК РФ).

3. Распоряжение исключительным правом по многосторонним сделкам, например, при внесении в качестве вклада права использования интеллектуального объекта по договору о совместной деятельности - простого товарищества (ст. 1041 ГК РФ).

4. Распоряжение исключительным правом по договорам, прямо не направленным на предоставление прав использования интеллектуальным объектом, но при этом содержащим в качестве одного из существенных условий предоставление интеллектуального права использования дополнительно к основному «неинтеллектуальному» предмету договора.

Так, например, права использования интеллектуальных объектов могут предоставляться по договорам продажи или аренды предприятия в составе производственного имущественного комплекса (ст. 559, 656 ГК РФ); договорам подряда на выполнение проектных и изыскательских работ при условии предоставления заказчику права использования интеллектуальных результатов таких работ (ст. 758 ГК РФ); договорам на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ в части соответствующих результатов (ст. 769 ГК РФ); договорам возмездного оказания консультационных и иных «интеллектуальных» услуг (ст. 779 ГК РФ); договорам поручения, комиссии или агентирования при поручении обладателя исключительного права совершить какие-либо действия с использованием интеллектуального объекта в интересах самого правообладателя (ст. 971, 990, 1005 ГК РФ); договору доверительного управления имуществом, включающим в свой состав в том числе право использования интеллектуального объекта, исключительное право на который принадлежит учредителю управления (ст. 1012 ГК РФ).

Кроме того, договорами с иным предметом, предусматривающими в том числе дополнительное предоставление прав использования интеллектуального объекта, являются, например, договоры заказа или подряда, прямо или косвенно предусматривающие создание объектов интеллектуальной собственности [7].

5. Предоставление права использования по сублицензионным договорам (ст. 1238 ГК РФ), в которых правонаделяющий субъект (сублицензиар) не является обладателем исключительного права, но при этом обладает возможностью делегирования, т. е. предоставления принадлежащего ему права использования интеллектуального объекта третьим лицам с согласия обладателя исключительного права (лицензиара основного лицензионного договора).

Приведённый перечень оснований возникновения ограниченных прав использования объектов интеллектуальной собственности не включает сделки по распоряжению исключительным правом путём отчуждения самого исключительного права. Несмотря на очевидное правонаделение правоприобрета-теля исключительного права, в том числе максимально широким по содержанию и объёму правом использования интеллектуального объекта в любой форме и любым способом в составе самого исключительного права, такое право не существует само по себе в отрыве от содержания исключительного права и потому не может быть самостоятельным предметом распоряжения правообладателя. Можно сказать, что предельно широкое по объёму право использования интеллектуального объекта образует основное содержание исключительного права и потому является неотделимым от него.

В отдельных случаях ограниченное по содержанию право использования интеллектуального объекта может возникнуть у третьих лиц и помимо воли обладателя исключительного права. Так, например, закон предусматривает возможность предоставления так называемых «принудительных лицензий», т. е. заключение лицензионных договоров о предоставлении права использования объекта в пользу заинтересованного лица по решению суда при наличии сложного юридического состава (совокупности юридических фактов) [8]. Кроме того, возможно обращение взыскания на право использования интеллектуального объекта должника по решению суда в пользу его кредиторов по каким-либо неисполненным обязанностям [9]. Наконец, закон может предусматривать иные случаи возникновения субъективных прав использования интеллектуального объекта, значительно меньших по содержанию и объёму, нежели исключительное право «основного» правообладателя этого же объекта (см., напр., права преждепользования и по-слепользования в патентном праве по ст. 1361, 1400 ГК РФ).

Независимо от оснований возникновения субъективных прав использования интеллектуальных объектов такие права не существуют до момента появления юридических фактов, которыми в подавляющем большинстве случаев являются сделки по распоряжению исключительным правом (см. вышеприведенную классификацию). Отсюда следует, что в результате совершения правообладателем сделок не происходит сингулярного правопреемства в строгом смысле как перехода к пользователю имущественных прав транслятивного (транзитивного) типа [10]. Все «разрешительные» сделки по предоставлению субъективного права использования объектов интеллектуальной собственности, в том числе лицензионные договоры, представляют собой сингулярное конститутивное правопреемство, когда на основе «материнского» исключительного права генеративно возникают «дочерние» права использования интеллектуального объекта [11]. При этом права с аналогичным содержанием сохраняются в составе исключительного или иного «материнского» права, т. е. не «передаются» в транзитивном смысле пользователю.

Ссылки

1. Дозорцев В. А. Понятие исключительного права // Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации: сб. ст. - М., 2003. - С. 114.

2. См., напр.: ГК РФ. - Ст. 1282, 1318, 1327, 1331, 1364, 1425 и др.

3. Подробнее о гражданских субъективных правах см., напр.: Агарков М. М. Обязательство по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву. -Т. 1. - М., 2002. - С. 197-206.

4. См., напр.: ГК РФ. - Ст. 1270, 1317, 1324, 1330, 1358, 1421 и др.

5. Возможность совершения односторонних сделок правообладателя по правонаделению заинтересованных пользователей интеллектуального объекта фактически отразилась в предлагаемых преимущественно зарубежными правопорядками так называемых «публичных лицензиях» (Public License), например, GNU (http://ru.wikipedia.org/wiki/GPL), Creative Commons (http://ru.wikipedia.org/wiki/ CreativeCommons) и др. Достаточно спорным остаётся вопрос о двустороннем (договорном) характере подобных частных лицензий. Легализация подобных сделок в российском праве предложена Исследовательским центром частного права в проекте изменений VII раздела об интеллектуальных правах Гражданского кодекса Российской Федерации (http://arbitr.ru/press-centr/news/31726.html).

6. См., напр.: Постановление семнадцатого ААС № 17АП-7745/2010-ГК от 24.08.2010 г. по делу № А50-5252/2010. - URL: http://kad.arbitr.ru/?id=abd18ae4-7d6d-40ba-bc69-cdb9f5de59cf.

7. См., напр.: ГК РФ. - Ст. 1296, 1297, 1298, 1371, 1372, 1373 и др.

8. ГК РФ. - Ст. 1239, 1362, 1423.

9. ГК РФ. - Ст. 1284, 1319 и др.

10. Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. - Т. 1. - Полутом 2. - М., 1950. - С. 89; Черепахин Б. Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву // Труды по гражданскому праву. - М., 2001. - С. 311; Белов В. А. Гражданское право. Общая часть. - Т. 1. Введение в гражданское право: учебник. - М., 2011. - С. 478-486.

11. О конститутивном правопреемстве см., напр.: Черепахин Б. Б. Указ. соч. - С. 320; Белов В. А. Указ. соч. - С. 466-477; Мирошни-кова М. А. Сингулярное правопреемство в авторских правах. - СПб., 2005. - С. 21.

Журнал Арбитражный управляющий
Скачать ФинЭкАнализ
Программа для проведения финансового анализа по данным бухгалтеской отчетности
Скачать ФинЭкАнализ
Провести Финансовый анализ Онлайн
Онлайн сервис для проведения финансового анализа по данным бухгалтеской отчетности
Попробовать ФинЭкАнализ