Ответственность за неисполнение денежного обязательства. Комментарий к применению Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской федерации об ответственности за нарушение обязательств»

Манов Александр Григорьевич,
кандидат юридических наук, адвокат,
2017 / Право и современные государства

Аннотация. Данная статья открывает новую рубрику, в которой мы будем анализировать примеры судебной практики на основе юридической доктрины. Статус судебной практики является предметом научного исследования в течение многих десятилетий, и интерес к данной проблематике не исчерпывается. Роль судебной практики в правовой системе детерминирована типом правовой системы конкретного государства. Для российской правовой системы сохраняется неопределенность понятий «судебное право», «судейское право», «судебный прецедент», «судебная практика». Проведен анализ судебной практики применительно к реализации правоположений Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской федерации об ответственности за нарушение обязательств» в новейших судебных актах, затрагивающих ответственность за неисполнение денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ).

Подходы к пониманию судебного права и судебной практики

В научную юридическую литературу уже довольно прочно вошли такие термины, как «судебное право» и «судейское право. Строго говоря, «судебное право» - это «право кодексов», а «судейское право» - это система чисто судебных правоустановлений, имеющих ту или иную нормативную силу. Тем не менее, первый термин представляется нам более удобным для восприятия, несмотря на условность его употребления.

Юристы продолжают дискуссию относительно природы судебной практики как источника права. Хотелось бы подчеркнуть, что данная практика является в России вторичным источником права, на что неоднократно указывалось и в учебной, и научной юридической литературе, хотя имеются и иные подходы к данному явлению.

Вторичность судебной практики в романо-германской правовой системе обусловлена, как хорошо известно, в первую очередь тем, что здесь к числу официальных источников права, по сути дела, не относится такое сложное юридическое явление, как прецедент. Однако, руководствуясь, видимо, чисто социологическим подходом, многие ученые и практикующие юристы, тем не менее, и в данном случае выделяют судебную практику, или судейское право, в качестве полноценного «правового источника», применительно, причем, даже к отечественной правовой системе. Однако данный вывод представляется все же достаточно спорным. Так, Н.Я.Соколов, полемизируя с М.Н.Марченко, усматривает здесь и некоторое нарушение принципа разделения властей, что, видимо, все же, весьма спорно, хотя и не лишено законных оснований.

Однако, как бы мы не относились к решению данной научно-практической проблемы, нельзя не выделить ряд нормативно значимых проявлений судебной практики, а именно: постановления пленумов высших судебных инстанций, в настоящее время - Верховного Суда Российской Федерации; постановления президиумов высших судов, определения судебных коллегий, часто включаемые в различные официальные обзоры судебной практики, в том числе утверждаемые соответствующими постановлениями пленумов; весьма значимые акты высших судов субъектов Федерации и судов округов; «ретроспективно» значимые акты высших судебных инстанций; судебные акты, в которых непосредственно применены нормы Конституции или какие-либо иные наиболее общие нормы или принципы; акты судебного нормоконтроля (помимо конституционного); постановления Конституционного Суда РФ, хотя это уже далеко не вторичный источник права; признаваемая прецедентная практика Европейского Суда по правам человека, других региональных и международных «судебных инстанций»; судебные регламенты; акты применения судами права по аналогии; судейские, или судебные, обычаи и некоторые другие. Обзору данного нормативно-значимого материала и посвящается данная рубрика.

Но вернемся к «сравнительному анализу». Что касается англосаксонской правовой системы, или семьи «общего права», то здесь, как бы наблюдая значительно более богатый «эмпирический материал» по данной проблеме, мы выделяем судебную практику, а, точнее, - судебный прецедент, в качестве высшего, самостоятельного источника права, находящегося на одном уровне со «статутами». Тем не менее, в целом наблюдается, судя по всему, неуклонное возрастание роли и значения именно статутного права, что естественно вытекает из социальных процессов, непосредственно связанных с развитием научно-технического прогресса. Применение прецедентов в современном обществе, вследствие этого, вряд ли возможно без опоры на законодательство.

Однако едва ли можно сомневаться в том, что и здесь, и в других правовых системах, юристы - в процессе своей практической деятельности - анализируют прежде всего сами факты, руководствуясь правилом, что нормы следуют за фактами, хотя степень выраженности данной «парадигмы» существенно варьируется в зависимости от особенностей той или иной конкретной правовой системы. Факты, во всяком случае, не должны подгоняться под «нормы».

Хотелось бы при этом отметить особо, что при анализе судебной практики нельзя не учитывать такой фактор, как реализация в ней прогрессивной правовой доктрины, или системы юридических доктрин. В связи с этим, при анализе судебной практики вряд ли стоит чрезмерно увлекаться поиском «казуистических» решений для той или иной юридической ситуации. Гораздо важнее, как представляется, «выйти» на доктринально значимые юридические обобщения, которым - в значительной мере - и посвящена деятельность высших судебных инстанций, являющаяся предметом для рассмотрения в данной рубрике.

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

В данном номере приведен анализ судебной практики применительно к реализации правоположений Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской федерации об ответственности за нарушение обязательств» в новейших судебных актах, затрагивающих ответственность за неисполнение денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ).

Арбитражный суд Московского округа по делу № А40-38547/15 -Постановление от 13.01.2017 г. - рассмотрев 13.01.2017 г кассационную жалобу ООО «АРТОПОЛИОН» на решение от 24.06.2016 г. Арбитражного суда города Москвы и постановление от 20.09.2016 г. Девятого арбитражного апелляционного суда, по иску Федерального фонда социальной и экономической поддержки отечественной кинематографии (Далее - Фонд) к ООО «АРТОПОЛИОН», третье лицо: Министерство культуры РФ, о взыскании задолженности, процентов за пользование чужими денежными средствами, установил необоснованное толкование норм действующего законодательства.

Так, Фонд обратился в Арбитражный суд г.Москвы с иском о взыскании с ООО «АРТОПОЛИОН» задолженности по договору на создание анимационного фильма - в сумме 25 000 000 руб., а также процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 4 571 875 руб. Решением Арбитражного суда города Москвы от 20.07.2015 г. оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.10.2015 г. исковые требования удовлетворены. Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 22.03.2016 г. вышеназванные судебные акты отменены в части требований о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, с направлением в указанной части дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При новом рассмотрении, решением суда от 24.06.2016 г., оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.09.2016 г., требования истца в части взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами удовлетворены в полном объеме. Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, ответчик обратился с кассационной жалобой, в которой просил решение и постановление отменить и принять по делу новый судебный акт об отказе в иске.

При этом заявитель ссылался прежде всего на нарушения судами норм материального права - ст.ст. 8, 395 ГК РФ - и др. норм действующего законодательства в свете имеющихся по делу фактов. Проверив в порядке ст.ст. 286, 287 АПК РФ правильность применения судами норм материального права и соблюдения норм процессуального права при вынесении обжалуемых судебных актов, а также соответствие выводов в указанных актах установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что решение и постановление подлежат отмене: как установлено судами и следует из материалов дела, между Фондом и ООО «АРТОПОЛИОН» был заключен договор о предоставлении средств организации кинематографии на производство анимационного полнометражного фильма, источником финансового обеспечения которых являются бюджетные ассигнования в виде субсидии. В соответствии с условиями п. 2.1.1 договора, Фонд обязался предоставить организации кинематографии средства в размере 25 000 000 руб., что составляет 9,8% сметной стоимости производства проекта, в сроки, установленные п. 2.1.2 договора, путем перечисления на расчетный счет, открытый организацией кинематографии. Сметная стоимость производства проекта составляла 255 000 000 руб. По условиям п. 2.2 договора организация кинематографии обязалась вложить в проект собственные или привлеченные средства в размере 230 000 000 руб., что составляет 90,2% от сметной стоимости проекта. В соответствии с п. 2.5.8 договора, организация кинематографии обязалась завершить производство проекта, включая все окончательные расчеты с контрагентами и сдачу исходных материалов, до 31.12.2014 г. и в течение следующих 60 дней предоставить отчет о расходовании средств, выделенных в соответствии с п. 2.1.1. договора. По условиям п. 3.6 договора, в случае если организацией кинематографии не выполнены в установленные настоящим договором сроки производства проекта, Фонд вправе расторгнуть договор в одностороннем порядке и потребовать от организации кинематографии возврата перечисленных Фондом средств. По условиям п.п. 3.4., 3.6. и 3.7. договора, в случае, если производство проекта не может быть завершено из-за отсутствия внебюджетных источников финансирования и срок производства проекта, установленный договором, истек, договор расторгается Фондом кино в одностороннем порядке. При этом ООО «АРТОПОЛИОН» обязано в течении 1 (одного) календарного месяца с момента расторжения договора возвратить Фонду кино перечисленные по договору средства с уплатой процентов за их пользование в размере ставки рефинансирования ЦБ РФ, установленной на момент возврата средств. В обоснование заявленных требований истец указал, что в установленный договором срок ответчик свои обязательства по договору не выполнил, и производство проекта не завершил. Претензией от 29.01.2015 № ФК1-15-47, Фонд уведомил ответчика о расторжении спорного договора, выставив требование о возврате полученных денежных средств.

На основании ст. 395 ГК РФ суд взыскал с общества проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 4 571 875 руб. за период с 14.12.2012 г. по 01.03.2015 г. Между тем, судом не учтено следующее. Согласно ст. 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Согласно п. 3.7. договора в случае расторжения фондом договора общество обязано в течение 1 (одного) месяца с момента расторжения договора возвратить фонду денежные средства, перечисленные им к моменту расторжения договора с уплатой процентов за их пользование. Материалами дела установлено, что претензия фонда от 29.01.2015 г № ФК1-15-47 получена представителем общества 30.01.2015 г., с учетом положений п. 3.7. договора денежные средства подлежат возврату в срок до 28.02.2015 г. Взыскивая проценты за период с 14.12.2012 г. по 01.03.2015 г., суд не учел данные положения договора и необоснованно пришел к выводу о том, что в указанный период общество неправомерно удерживало чужие денежные средства. При таких обстоятельствах, судебная коллегия полагает, что решение и постановление о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами являются незаконными и подлежат отмене. В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 287 Арбитражного процессуального кодекса РФ по результатам рассмотрения кассационной жалобы арбитражный суд кассационной инстанции вправе отменить или изменить судебный акт первой инстанции и (или) апелляционной инстанции полностью или в части и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт, если в дополнительном исследовании имеющихся в деле доказательств необходимости не имеется, но этим судом неправильно применена норма права.

С учетом изложенного, суд кассационной инстанции, в соответствии с частями 1-3 ст. 288 АПК РФ, постановил: обжалуемые судебные акты отменить, во взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 4 571 875 руб. в иске отказать.

Такое же в своей резолютивной части постановление от 06.04.2016 г. Арбитражный суд Московского округа принял по аналогичному делу №А40-61108/2015, с участием тех же сторон. В связи с кассационной жалобой истца, в Определении Верховного суда РФ от 02.08.2016 по делу № 305-ЭС16-8441, подчеркивается, что, если соглашением сторон установлен срок возврата денежных средств и до его наступления пользование денежными средствами осуществляется в силу договора, то такое использование денежных средств является правомерным. «Установление сторонами иного порядка начисления процентов, предусмотренных» ст. 395 ГК РФ в соответствующей редакции, «не противоречит этой норме и свободному волеизъявлению сторон...»

В заключение имеет смысл привести доктринальные положения из ст. 8 ГК РФ, в соответствии с которыми «гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами», а также из соответствующих действий граждан и юридических лиц, как из «законов», так и договоров, заключенных между субъектами права.

Библиографический список

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской федерации об ответственности за нарушение обязательств».

2. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 13.01.2017 № Ф05-1037/2016 по делу № А40-38547/15 «О взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами» // СПС «КонсультантПлюс».

Журнал Арбитражный управляющий
Скачать ФинЭкАнализ
Программа для проведения финансового анализа по данным бухгалтеской отчетности
Скачать ФинЭкАнализ
Провести Финансовый анализ Онлайн
Онлайн сервис для проведения финансового анализа по данным бухгалтеской отчетности
Попробовать ФинЭкАнализ