Регрессные требования в механизме финансового обеспечения обязательного социального страхования

А. А. Пузырёва,
М. Г. Седельникова
2016 / Вестник Омского университета. Серия «Право»

Аргументируется необходимость установления оптимального порядка взыскания сумм денежных средств, взыскиваемых в порядке регресса с непосредственных причинителей вреда застрахованным гражданам, являющихся одной из доходных статей бюджетов внебюджетных фондов. Исследуется судебная практика по данной категории дел, которая имеет явно неоднозначный характер. Необходимо изменить действующее законодательство в части отнесения указанного правомочия к числу обязанностей страховщиков (страховых медицинских организаций). Предлагается это учесть в свете планируемого расширения числа видов обязательного социального страхования (страхование на случай утраты заработка вследствие несостоятельности (банкротства) работодателя).

Обеспечение устойчивости финансовой системы обязательного социального страхования в ряду принципов последнего названо на первом месте. И хотя обозначенный тезис скорее характеризует цель, достигаемую посредством эквивалентности страхового обеспечения средствам обязательного социального страхования, тем не менее законодатель достаточно четко установил приоритеты: отправной точкой в определении уровня страхового обеспечения является объем собранных страховщиками средств. Безусловно, их количество зависит в первую очередь от величины тарифов страховых взносов по отдельным видам обязательного социального страхования и облагаемых взносами доходов. Поиск оптимальных параметров указанных величин продолжается на протяжении последних двадцати пяти лет и, по-видимому, не завершен. Велика вероятность корректировки возраста выхода на пенсию, ожидаемой продолжительности ее получения с учетом экономических и демографических показателей развития страны. Никогда со времени реформирования социалистической системы социального обеспечения и перехода к обязательному социальному страхованию проблема его финансирования не стояла настолько остро.

В советское время вопросов в отношении источников финансирования социальных обязательств не возникало, поскольку они всецело находились в ведении государства, доминировало государственное социальное обеспечение. Фундаментальные изменения экономических основ, проникновение рыночных отношений во все сферы общественной жизни, признание и широкое распространение частной собственности, в том числе на средства производства, повлекли за собой трансформацию принципов советского социального обеспечения. Государство более не желало и не могло использовать патерналистскую модель, отныне судьбу социальной защищенности населения определяли не только государственные органы, но и сами граждане. В связи с этим из-под государственной опеки частично были выведены целые институты социального обеспечения. Проведенные в 2000-х гг. реформы социального страхования показали эффективность внедрения частноправовых начал в систему социального обеспечения. Более того, последние тенденции развития законодательства свидетельствуют о нарастающей сфере частного интереса в социальном обеспечении. Совершенствование финансовых основ обязательного социального страхования -ключевой фактор, определяющий успешность функционирования системы. Важнейшие параметры реформирования - внедрение новейших экономических механизмов, а также совершенствование имеющихся базовых конструкций. Уже сегодня при эффективном использовании имеющегося законодательного потенциала возможно существенное увеличение доходов внебюджетных социальных фондов.

Перечень источников доходных поступлений во внебюджетные фонды был определен в момент их учреждения еще в начале 1990-х гг. Наряду со страховыми взносами и межбюджетными трансфертами к источникам поступлений денежных средств в бюджеты фондов конкретных видов обязательного социального страхования относятся и денежные средства, возмещаемые страховщикам в результате регрессных требований к ответственным за причинение вреда застрахованным лицам. Примечательно, что полномочия на предъявление регрессных требований присутствуют у всех внебюджетных фондов, выполняющих функции страховщиков в системе обязательного социального страхования РФ. В то же время сегодня Пенсионный фонд РФ фактически лишен возможности реализовывать указанное полномочие, о чем будет сказано ниже.

Согласно ст. 1081 Гражданского кодекса РФ лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом (работником при исполнении им служебных, должностных или иных трудовых обязанностей; лицом, управляющим транспортным средством, и т.п.), имеет право обратного требования к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом. Иными словами, регрессные обязательства возникают в тех случаях, когда должник по основному обязательству исполняет его вместо третьего лица либо по его вине. Следовательно, регрессное требование всегда возникает в силу исполнения другого обязательства, причем должник по первому (деликтному) обязательству превращается в кредитора по обязательству регрессному, а третье лицо занимает в нем место должника [1]. Вместе с тем не любой должник в регрессном порядке может переложить свой долг или его часть на третье лицо - это возможно лишь в тех случаях, когда исполнителем (должником) по деликтному обязательству должно было бы стать такое третье лицо, но в силу закона (или договора) им стал должник.

В рассматриваемой ситуации есть несколько групп правоотношений. В первую очередь это социально-обеспечительные отношения, возникающие между страховщиком и застрахованным лицом; за ними могут следовать регрессные обязательства. В ряде случаев они могут быть отягощены гражданско-правовыми отношениями, связанными с наличием договора страхования гражданской ответственности причинителя вреда (например, договоры страхования ОСАГО и КАСКО), что вносит определенную сложность в реализацию регрессных обязательств.

Согласно положениям Федерального закона от 16 июля 1999 г. № 165-ФЗ «Об основах обязательного социального страхования» [2] (далее - Закон об обязательном социальном страховании) к одному из правомочий страховщика относится право на обращение в суд с исками о защите своих прав и возмещении причиненного вреда, в том числе путем предъявления регрессного иска о возмещении понесенных расходов (подп. 8 п. 1 ст. 11).

Однако следует ли страховые выплаты, произведенные Фондом, признавать расходами по смыслу указанного положения? Судебная практика не дает однозначного ответа на данный вопрос. Согласно одной позиции суды удовлетворяют подобные требования только по отношению к лицу, не являющемуся работодателем, а значит, и плательщиком страховых взносов. Поэтому объем возмещения составляет сумма страховых выплат потерпевшему [3]. В иной ситуации суды отказывают в удовлетворении заявленных требований, мотивируя это тем, что выплаты по социальному обеспечению гарантированы государством и произведены в рамках деятельности учреждения. Соответственно, они не являются убытками в гражданско-правовом смысле и не подлежат возмещению на основании норм ГК об обязательствах вследствие причинения вреда [4]. Интересна третья позиция судов, согласно которой в указанной ситуации взысканию подлежит только разница между суммой выплаченного страхового возмещения и суммой страховых взносов [5].

Наиболее верной с точки зрения системного толкования и правильного применения норм права представляется именно последняя позиция. В противном случае при взыскании с делинквента полной суммы страховых выплат, произведенных застрахованному, указанные отношения будут строиться по модели суброгации: к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования (ст. 965 ГК). Использование суброгации в личном страховании невозможно в силу прямого указания закона. Таким образом, с делинквента в порядке регресса подлежат взысканию только те расходы, сумма которых не покрывается страховыми взносами.

В ряде случаев за возмещением расходов в суд обращались территориальные фонды обязательного медицинского страхования и страховые медицинские организации. Они требовали взыскания денежных средств, потраченных на лечение лиц, признанных потерпевшими по уголовным делам и пострадавших в дорожно-транспортных происшествиях [6]. Сложность системы договоров, существующих в рамках обязательного медицинского страхования, не позволяет сделать однозначного вывода о том, кто обладает преимущественным правом предъявлять регрессные требования к непосредственному-причинителю вреда. С. Ю. Канева приводит статистические данные, согласно которым в 80 % случаях иски предъявляются территориальными фондами обязательного медицинского страхования и только в 19,3 % - страховыми медицинскими организациями, хотя в соответствии с положениями ст. 31 Закона об обязательном социальном страховании это отнесено к их непосредственным полномочиям [7]. Страховые медицинские организации не заинтересованы во взыскании средств, затраченных на лечение потерпевших, так как указанные суммы взыскиваются в пользу территориального фонда и не отражаются на результатах их финансово-хозяйственной деятельности.

Достаточное количество оснований для реализации правомочия на предъявление регрессных требований имеется у Пенсионного фонда РФ. Однако в соответствии с действующим законодательством его осуществление фактически невозможно. В связи с этим интересен следующий пример из правоприменительной практики [8].

Борский городской прокурор обратился в суд с иском к М. о взыскании с ответчика в пользу регионального отделения Пенсионного фонда РФ выплаченной пенсии по случаю потери кормильца, указав, что приговором Борского городского суда М. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ за убийство П., на иждивении которого находились трое несовершеннолетних детей. В обосновании требований прокурор ссылался на причиненный действиями ответчика ущерб государству, а также на положения ст. 1064 и 1081 ГК РФ. Решением районного суда в удовлетворении иска прокурору было отказано.

В апелляционном представлении прокурор просил решение отменить, поскольку при его вынесении суд игнорировал п. 3 Положения о Пенсионном фонде РФ, утверждённого Постановлением Верховного Совета РФ от 27 декабря 1991 г. № 2122-1 [9], которым предусмотрено, что Пенсионный фонд РФ обеспечивает организацию работы по взысканию с работодателей и граждан сумм государственных пенсий по инвалидности вследствие трудового увечья, профессиональных заболеваний или по случаю потери кормильца.

Суд апелляционной инстанции, отказывая в удовлетворении апелляционного представления, указал, что выплата пенсии по потере кормильца является способом реализации гарантированного ст. 39 Конституции РФ права граждан на социальное обеспечение, в связи с чем эта выплата не может расцениваться как вред, подлежащий возмещению по правилам ст. 1064 и 1081 ГК. Пенсионное обеспечение - часть социальной защиты населения, а пенсия по случаю потери кормильца является одним из видов пенсионного обеспечения, установленного законодательством, и подлежит выплате независимо от причин наступления смерти кормильца. Кроме того, из положений действующего законодательства, определяющего природу возникновения обязательств по возмещению вреда, следует, что пенсия по случаю потери кормильца не входит в объем возмещения вреда, причиненного смертью отца детям погибшего П.

Апелляционный суд, применяя системное толкование, отклонил довод прокурора о неприменении п. 3 Положения о Пенсионном фонде РФ на основании следующего. Указанное Положение было принято в период действия Гражданского кодекса РСФСР, ст. 463 которого предусматривала, что организация или гражданин, ответственные за причиненный вред, обязаны по регрессному требованию органа государственного социального страхования или Пенсионного фонда РФ возместить суммы пособий или пенсий, выплаченные лицам, указанным в ст. 460 и 461 ГК РСФСР. Впоследствии указанная статья претерпела изменения, а ГК РСФСР был дополнен ст. 459.1, предусматривавшей порядок возмещения вреда в случае смерти кормильца. В связи с внесением изменений и дополнений в ГК РСФСР Правлением Пенсионного фонда РФ было принято Постановление от 9 февраля 1993 г. № 15 «О прекращении ведения работы по предъявлению регрессных требований» [10], которым постановлено региональным отделениям Пенсионного фонда РФ немедленно прекратить работу по предъявлению регрессных требований. Этим же постановлением признаны утратившими силу Инструкция о порядке ведения региональными отделениями Пенсионного фонда РФ работы по регрессным требованиям к работодателям и гражданам, утвержденная Постановлением Правления Пенсионного фонда РФ от 12 февраля 1992 г. № 17, и Письмо Пенсионного фонда РФ от 24 апреля 1992 г. № ЮИ-9/1028 «О размерах взыскиваемых пенсий по регрессным требованиям» [11]. Ныне действующий ГК также не содержит норм, устанавливающих обязанность организации или гражданина, ответственных за причиненный вред, по регрессному требованию Пенсионного фонда РФ возместить суммы выплаченных пенсий.

Таким образом, Верховный суд Республики Мордовия в апелляционном определении приходит к следующему выводу: само по себе указание в п. 3 данного положения на то, что Пенсионный фонд РФ обеспечивает организацию работы по взысканию с работодателей и граждан сумм государственных пенсий по инвалидности вследствие трудового увечья, профессиональных заболеваний или по случаю потери кормильца в отсутствие норм, устанавливающих обязанность организации или гражданина, ответственных за причиненный вред, возместить по регрессному требованию Пенсионного фонда РФ суммы выплаченных пенсий, не является правовым основанием для удовлетворения иска прокурора.

Данный пример из правоприменительной практики подтверждает затруднительность реализации нормы, закрепленной в п. 3 Положения о Пенсионном фонде РФ. Также он свидетельствует о фактическом игнорировании положений Закона об обязательном социальном страховании как Пенсионным фондом РФ, так и судом. Изменение законодательства в части отнесения указанного правомочия к числу обязанностей позволило бы активизировать работу по увеличению доходов страховщиков в системе обязательного социального страхования. Этой же цели содействовала бы более активная позиция органов прокуратуры, которая, обладая максимальными возможностями в получении информации о противоправных действиях лиц, повлекших выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию, не использует их в достаточной степени.

При исследовании природы правомочия внебюджетных фондов на предъявление регрессных требований возникает еще один важный вопрос: имеет ли конструкция регрессных требований перспективы развития в современной системе обязательного социального страхования? Исходя из анализа тенденций развития законодательства в социальной сфере, полагаем, что ответ может быть утвердительным.

В 2013 г. Министерство труда РФ представило пакет законопроектов о введении нового вида обязательного социального страхования - на случай утраты заработка вследствие несостоятельности (банкротства) работодателя. Проект Федерального закона «Об обязательном социальном страховании на случай утраты заработка вследствие несостоятельности (банкротства) работодателя» [12] разработан во исполнение п. 2 перечня поручений Президента РФ от 10 октября 2012 г. № Пр-2653, касающегося подготовки предложений о совершенствовании механизма обеспечения права работников на получение причитающейся им заработной платы в случае банкротства работодателя [13], и ориентирован, как указывается в пояснительной записке, на введение дополнительных гарантий для названной категории работников.

Примечательно, что законопроект продолжил заложенный Законом об обязательном социальном страховании курс, однако в данном случае разработчики решили пойти дальше и выделили указанное правомочие в отдельную статью. В случае если в отношении руководителя или учредителя (участника) юридического лица - страхователя либо индивидуального предпринимателя - страхователя имеется судебное постановление, вступившее в законную силу и установившее факт совершения ими фиктивного и / или преднамеренного банкротства, страховщик вправе предъявить к этим лицам регрессное требование в пределах выплаченной суммы единовременной компенсационной выплаты (ст. 24 проекта).

В свете вышеизложенного полагаем, что внедрение в финансовый механизм особых источников финансирования системы обязательного социального страхования имеет под собой прямую экономическую обоснованность. Наиболее последовательно по этому поводу высказывался Высший Арбитражный Суд РФ, отмечая, что денежные средства, присуждаемые по таким искам, выступают одним из источников поступлений в бюджеты фондов конкретных видов обязательного социального страхования, [14] а выплаченные Фондом социального страхования РФ суммы страхового возмещения в данном случае являются для него убытками [15]. Хоте -лось бы надеяться, что данная позиция будет поддержана в рамках обновленной судебной системы.

Солидаризируясь с позицией В. Д. Роика (по его мнению, социальное страхование по своей правовой и социальной природе находится одновременно в правовых полях частного и публичного права), [16] полагаем, что многообразие общественных отношений, субъектами которых выступают внебюджетные фонды, обусловливает необходимость активного использования частноправовых конструкций, в частности конструкции «регрессных требований». Это обеспечит повышение эффективности правового регулирования, укрепление финансовой устойчивости системы обязательного социального страхования, уменьшение ее зависимости от поступлений из государственного бюджета.

Источники

1. См. об этом: Российское гражданское право: учебник: в 2 т. - Т. 2: Обязательственное право / отв. ред. Е. А. Суханов. - 2-е изд., стереотип. - М., 2011. - С. 54-55.

2. Об основах обязательного социального страхования: Федеральный закон от 16 июля 1999 г. № 165-ФЗ // СЗ РФ. - 1999. - № 29. -Ст. 3686

3. Постановление ФАС Уральского округа от 31 января 2007 г. № Ф09-12224/06-С5 по делу № А76-3772/2006-16-121. - Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

4. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 7 сентября 2009 г. по делу № А42-3305/2008. - Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

5. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 4 апреля 2007 г. по делу № А13-5604/2006-09. - Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

6. Кассационное определение Верховного Суда РФ от 4 апреля 2012 г. по делу № 49-О12-11. -Доступ из справ.-правовой системы «Кон-сультантПлюс».

7. Канева С. Ю. Правовые проблемы реализации регрессных требований в обязательном медицинском страховании // Юридическая наука: история и современность. - 2013. - № 10. - С. 85.

8. Апелляционное определение Верховного суда Республики Мордовия от 26 июня 2012 г. по делу № 33-1075/57. - Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

9. Положение о Пенсионном фонде РФ, утв. Постановлением Верховного Совета РФ от 27 декабря 1991 г. № 2122-1 // Ведомости СНД и ВС РСФСР. - 1992. - № 5. - Ст. 180.

10. О прекращении ведения работы по предъявлению регрессных требований: Постановление Правления ПФ РФ от 9 февраля 1993 г. № 15. - Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

11. О размерах взыскиваемых пенсий по регрессным требованиям: Письмо Пенсионного фонда РФ от 24 апреля 1992 г. № ЮИ-9/1028 // Финансовая газета. - 1992. - № 9.

12. Об обязательном социальном страховании на случай утраты заработка вследствие несостоятельности (банкротства) работодателя: Проект Федерального закона: подготовлен Минтрудом России, не внесен в ГД ФС РФ. -Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

13. См.: Пояснительная записка к проекту Федерального закона «Об обязательном социальном страховании на случай утраты заработка вследствие несостоятельности (банкротства) работодателя». - Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

14. Постановление Президиума ВАС РФ от 15 сентября 2009 г. № 5162/09 по делу № А76-4669/2008-10-336 // Вестник ВАС РФ. - 2010. - № 1.

15. Определение ВАС РФ от 30 апреля 2010 г. № ВАС-5756/10 по делу № А12-19062/2009. -Доступ из справ.-правовой системы «Кон-сультантПлюс».

16. Роик В. Д. Основы социального страхования: организация, экономика и право. - М., 2007. - С. 218.

Журнал Арбитражный управляющий
Скачать ФинЭкАнализ
Программа для проведения финансового анализа по данным бухгалтеской отчетности
Скачать ФинЭкАнализ
Провести Финансовый анализ Онлайн
Онлайн сервис для проведения финансового анализа по данным бухгалтеской отчетности
Попробовать ФинЭкАнализ