Риск дефолта аграрного бизнеса в регионе: продовольственный аспект

Самыгин Денис Юрьевич
кандидат экономических наук, доцент,
Пензенский государственный университет
Тусков Андрей Анатольевич
кандидат экономических наук, доцент,
Пензенский государственный университет
Куликов Максим Владимирович
магистрант, Пензенский государственный университет
2016 / Московский экономический журнал

Аннотация

В статье рассматривается ситуация, сложившаяся в аграрном секторе в условиях внешних ограничений, где находят подтверждение многочисленные выводы ведущих ученых о том, что возникшая сегодня проблема замещения импортных продуктов питания отечественными не может решиться сиюминутно. Показано, что проводимая в последние годы аграрная политика связывает экономический рост в сельскохозяйственном секторе с ресурсами финансово-кредитных институтов, основными критериями действующего механизма государственного регулирования аграрной экономики становятся повышение финансовой устойчивости товаропроизводителей, оптимизация платежеспособности и повышение ликвидности их активов. Сделан вывод о том, что по причине плохой кредитной истории, закредитованности, низкой способности обслуживать ссудный капитал многие производители сельскохозяйственной продукции не могут пользоваться ресурсами банков, а следовательно, лишены доступа к значительной части бюджетных ассигнований, что в свою очередь не решает проблему снижения риска несостоятельности в аграрном бизнесе.

В исследовании использованы данные Министерства сельского хозяйства Пензенской области и методы финансово-экономического анализа и эмпирической оценки, которые свидетельствуют об определенных рисках нарушения платежеспособности, потери финансовой устойчивости, наступления несостоятельности аграрных бизнес-структур. Кардинальные преобразования в агропромышленном секторе необходимо направить на изменение структуры основных производственных фондов, наращивание объемов оборотных средств, модернизацию производственных мощностей сельхозпредприятий, задействование аграрных ресурсов большинства хозяйств. В конечном итоге, это будет способствовать, с одной стороны, созданию условий эффективного развития производства сельскохозяйственной продукции, а с другой стороны, приведет к повышению показателей ликвидности и снижению финансовых рисков.

Введение

С 2014 года в российской экономике сложилась принципиально новая ситуация. Почти одновременно с интеграцией отечественного рынка с мировым хозяйством Россия по политическим соображениям получила внешние политические вызовы со стороны западных партнеров и сегодня вынуждена развиваться в условиях экономических санкций и антисанкций [11].

Самым незащищенным в этих условиях опять оказался агропродовольственный сектор, уровень развития которого за рубежом, даже в ситуации российского эмбарго импортных продуктов питания, способствует продовольственной и, в конечном счете, национальной безопасности этих стран. В России осознание такой необходимости пришло только в 2006 году, когда сельское хозяйство было признано приоритетом национальной экономики, принят закон о его развитии. Тогда же сельское хозяйство, наконец-то, стало рассматриваться безальтернативной сферой экономической деятельности по производству сельскохозяйственной продукции, оказанию услуг по обеспечению населения продовольствием и промышленности сырьем, содействию устойчивому развитию сельских территорий. Согласно Федеральному закону «О развитии сельского хозяйства», одной из целей государственной аграрной политики стало повышение конкурентоспособности российских сельскохозяйственных товаропроизводителей.

Теоретический анализ

В последнее десятилетие наблюдается активизация аграрной политики в отношении развития сельскохозяйственного производства. Об этом свидетельствует признание отрасли на правовом и общественном уровне. Современное аграрное законодательство стало прозрачным и последовательным в решении проблем сельского хозяйства. Определяются не только цели и приоритеты экономического развития, но и необходимые ресурсы. Осуществляются попытки контроля за достижением планируемых индикаторов, эффективностью использования аграрного потенциала и бюджетных средств.

Претерпело изменение государственное регулирование отрасли, развеялись иллюзии достаточности рыночных источников для успешного функционирования отрасли. В политических кругах произошел переход от декларирования необходимости государственной поддержки до усиления мер бюджетного субсидирования, увеличения бюджетных источников финансирования в несколько раз по сравнению с девяностыми годами.

Более того, несмотря на жесткие позиции ВТО по сокращению прямой поддержки производства, Правительство РФ не отказывается от этих мер, понимая всю значимость их для развития агропромышленного комплекса.

В настоящее время решением руководства страны введено продуктовое эмбарго в отношении западных стран, поддержавших экономические санкции против России, и сегодня вектор аграрной политики направлен на импортозамещение сельскохозяйственной продукции отечественным продовольствием. Здесь надо признать, что эта проблема пока решается сложно, еще не найдены механизмы, позволяющие решить ее в сжатые сроки. Пока же импортозамещение приходит зачастую из запрещенных государств, только через таможенную территорию Белоруссии, Казахстана и стран Азии, увеличивая при этом конечную стоимость продовольствия.

Проблема на наш взгляд состоит в том, что действующая национальная аграрная политика оказалась не готовой к внешним вызовам. Причины здесь кроются разные. Общеизвестно, что производственные мощности сельскохозяйственных предприятий за годы реформ были разрушены, земли сельскохозяйственного назначения заброшены, трудовые ресурсы мигрированы в городские округа [10].

До сегодняшнего момента пока не удалось полностью обеспечить поступательное развитие аграрной экономики и достичь необходимых объемов сельскохозяйственного производства. Это понимают и наши западные конкуренты, а потому продовольствие все больше становится инструментом политического воздействия на экономику России.

Решение проблемы обеспечения продовольственной независимости становится для аграрной отрасли экономики все сложнее и затратнее. Анализ первопричин возникшего системного кризиса в сельском хозяйстве, проявившегося в низкой рентабельности сельскохозяйственных товаропроизводителей, а иногда и в их убыточной деятельности, указывает, прежде всего, на неэквивалентный межотраслевой обмен не в пользу отрасли. В результате не удалось обеспечить достойный уровень заработной платы в аграрной сфере, сформировать условия для построения приемлемой для сельского хозяйства системы кредитования. В первом случае в зонах с менее благоприятными природно-климатическими условиями из отрасли ушла наиболее активная часть сельского трудоспособного населения. Во втором случае при низкой прибыли и сложности получения кредитов на модернизацию и внедрение инноваций оказалось невозможно производить конкурентоспособную продукцию. Объявленный правительством курс на обеспечение продовольственной независимости государства путем импортозамещения отечественной конкурентоспособной продукцией потребует для его реализации и формирования соответствующих макроэкономических условий [4].

Методология исследования

С 2006 года вместе с принятием ПНП «Развитие АПК» поступательное развитие аграрного сектора становится приоритетной задачей государства, которая впоследствии получила продолжение в редакции государственной программы развития сельского хозяйства на 2008-2012 и 2013-2020 годы, где значительный акцент был сделан на повышение финансовой устойчивости сельского хозяйства. Главным ориентиром становятся показатели платежеспособности и финансовой устойчивости, необходимость насыщения рынка продовольствием уходит на второй план.

На первом этапе реализации государственной программы для достижения финансовой устойчивости отрасли была предусмотрена львиная доля ресурсного обеспечения данного мероприятия. Это более 58 млрд. рублей или примерно 54% всех средств, выделенных на поддержку товаропроизводителей. В Пензенской области на успешную реализацию мероприятий по достижению финансовой устойчивости сельского хозяйства за период 2009-2012 годы в целом было выделено более 80% всех средств поддержки [5].

Основные целевые индикаторы, характеризующими финансовое состояние и устойчивость сельскохозяйственных организаций, в государственной программе (уровень рентабельности, доля убыточных хозяйств и сокращение суммы просроченной задолженности) так и не были достигнуты. Более того в некоторые периоды реализации госпрограммы наблюдались ухудшения обозначенных показателей.

Аналитики, работавшие над формированием национального доклада о полученных итогах за период действия первой программы, отмечают, что «....развитие отечественного сельского хозяйства происходило в сложной и одновременно противоречивой социально-экономической ситуации», «...изменения не обеспечили необходимых воспроизводственных возможностей в сельском хозяйстве, во многом сохранились системные проблемы в его развитии.» [2].

Во второй госпрограмме были учтены недостатки реализации первой, усилены позиции бюджетного субсидирования отрасли. Практика реализации госпрограмм показала, что аграрный сектор чутко реагирует на помощь со стороны государства, каждый этап ее увеличения сопровождается ростом производственных и экономических показателей. Однако, реалии аграрной экономики, ограниченные финансовыми возможностями бюджетной системы и согласованные в России правила ВТО, не позволяют надеяться на кардинальное увеличение субсидий.

В последние годы государство делает акцент на привлечение в сельское хозяйство кредитных ресурсов. Для этих целей из бюджета в рамках госпрограмм на 2008-2020 годы выделялась и выделяется львиная доля бюджетных ассигнований в виде субсидий на компенсацию части процентной ставки по ссудам банка.

Сегодня уже не секрет, что развитие такого механизма аграрной политики происходит в условиях убыточности и закредитованности большинства сельскохозяйственных организаций. Низкая ликвидность имеющихся активов, высокая неплатёжеспособность хозяйств, не позволяет выступать им равноправными партнёрами финансового сектора экономики, через который реализуется большая часть государственной поддержки сельского хозяйства [9].

Важным инструментом предоставления ссудного капитала банком является оценка риска невозврата кредитных средств. Своевременное предсказание возможной неплатежеспособности потенциального заемщика - это давняя мечта многих кредиторов. Именно поэтому риск дефолта аграрного бизнеса становится предметом серьезных научных исследований многих ученых, особенно в условиях внешних вызовов со стороны западных партнеров.

Для сельскохозяйственных товаропроизводителей диагностика финансовой устойчивости регламентируется Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 января 2003 г. № 52 «О реализации Федерального закона "О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных товаропроизводителей"». В редакции Постановления Правительства РФ от 31.12.2008 N 1092 утверждена методика расчета показателей финансового состояния сельскохозяйственных товаропроизводителей [1].

Эти показатели несколько отличаются от тех, что заложены в госпрограмме в качестве индикаторов. Для оценки финансового положения, устойчивости и риска дефолта обычно используют несколько иные подходы и показатели, например, сравнительного аналитического баланса, динамики активов и пассивов, стоимости чистых активов, а также показатели, отражающие состояние текущих и иммобилизованных активов, характеризующие структуру источников финансирования в разрезе собственного и заемного капитала, платежеспособность и ликвидность, рейтинговую оценку финансового потенциала.

Финансовый и эмпирический анализ

Первоначальный этап анализа текущего финансового состояния отрасли начинается со сравнительного аналитического баланса, предварительная оценка данных которого, позволяет судить о платеже- и кредитоспособности, финансовой устойчивости, характере использования финансовых ресурсов сельскохозяйственными товаропроизводителями.

Начиная анализ финансового состояния отрасли с оценки имущества сельхозтоваропроизводителей Пензенской области, можно отметить, что структура активов предприятий отрасли на начало 2014 года характеризуется соотношением: около 59% внеоборотных активов и более 41% текущих средств (рисунок).

Структура активов сельского хозяйства Пензенской области

По результатам анализа активов сельского хозяйства Пензенской области за взятый период было выявлено, что уровень внеоборотных средств возрос более чем в два раза. Также наблюдается положительная динамика в виде увеличения нематериальных активов, основных средств, доходных вложений в материальные ценности, долгосрочных финансовых вложений.

Показатель платежеспособности, характеризует финансовую устойчивость организации, т.е. возможность своевременно погашать свои обязательства. Благодаря финансовым коэффициентам производиться анализ платежеспособности и ликвидность баланса [6]. По Пензенской области за рассматриваемый период способность предприятий сельскохозяйственной отрасли погашать краткосрочные долги за счет ликвидных средств немного увеличилась, но, несмотря на положительную динамику, данный показатель все же остаётся близким к критичному (таблица 1). Руководство хозяйств не в состоянии формировать резервные запасы для компенсации убытков, которые могут возникнуть при размещении и ликвидации всех текущих активов, кроме наличности.

Таблица 1 - Оценка платежеспособности товаропроизводителей отрасли Пензенской области

Наименование показателя Оптимальное значение 01.01.2013 01.01.2014 изменение
Коэффициент абсолютной ликвидности (норма денежных резервов) 0.20 - 0.25 0,1707 0,7742 0,0035
Коэффициент быстрой ликвидности («критической оценки») 0,7 – 1,0 0:7237 0:7б54 0:0417
Коэффициент текущей ликвидности (покрытия долгов) >2 1,7964 1,6921 -0Л043
Коэффициент общей ликвидности 2,0-2,5 0,6722 0,6568 -0,0154
Коэффициент маневренности функционирующего капитала 1,3469 1,339 -0,0079
Доля оборотных средств в активах => 0,5 0,4574 0,4591 0,0017
Коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами => 0,1 -0,4877 -0,5225 -0,0348
Коэффициент восстановления платежеспособности X 0,82 X

Финансовая устойчивость характеризуется стабильным превышением доходов над расходами, обеспечивающая свободное лавирование денежными средствами предприятия.

Программа Финансовый анализ - ФинЭкАнализ 2022 для расчета коэффициента абсолютной ликвидности и других финансово-экономических коэффициентов.

Поправить финансовое состояние представляется возможным за счет повышения эффективности хозяйственной деятельности. Поэтому для целей управления финансовым положением проводится анализ финансовых результатов.

Рассмотрим наиболее распространённые российские модели Сайфулина-Кадыкова и Хайдаршиной, которые применяются, для оценки вероятности банкротства предприятий.

Отечественные ученые Р.С. Сайфулин и Г.Г. Кадыков адаптировали модель «Z-счет» зарубежного ученого Э. Альтмана к применению в российских компаниях. Оценка по российским моделям, показала, что на предприятиях сельского хозяйства риск дефолт не велик (таблица 2).

Таблица 2 - Оценка дефолта в аграрном бизнесе региона по российским моделям

Наименование показателя Оптимальное значение 01.01.2013 01.01.2014 изменение
Коэффициент абсолютной ликвидноеги (норма денежных резервов) 0.20 - 0.25 0.1707 0.1742 0.0035
Коэффициент быстрой ликвидности («критической оценки») 0.7-1.0 0.7237 0.7654 0.0417
Коэффициент текущей ликвидности (покрытия долгов) >2 1.7964 1.6921 -0.1043
Коэффициент обшей ликвидности 2.0-2.5 0.6722 0:6568 -0.0154
Коэффициент маневренности функционирующего капитала - 1.3469 1.339 -0.0079
Доля оборотных средств в активах => 0,5 0,4574 0,4591 0.0017
Коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами => 0.1 -0.4877 -0.5225 -0.0348
Коэффициент восстановления платежеспособности => 1.0 X 0.82 X

Финансовая устойчивость характеризуется стабильным превышением доходов над расходами, обеспечивающая свободное лавирование денежными средствами предприятия.

Программа Финансовый анализ - ФинЭкАнализ 2022 для расчета коэффициента текущей ликвидности и других финансово-экономических коэффициентов.

Поправить финансовое состояние представляется возможным за счет повышения эффективности хозяйственной деятельности. Поэтому для целей управления финансовым положением проводится анализ финансовых результатов.

Рассмотрим наиболее распространённые российские модели Сайфулина-Кадыкова и Хайдаршиной, которые применяются, для оценки вероятности банкротства предприятий.

Отечественные ученые Р.С. Сайфуллин и Г.Г. Кадыков адаптировали модель «Z-счет» зарубежного ученого Э. Альтмана к применению в российских компаниям. Оценка по российским моделям, показала, что на предприятиях сельского хозяйства риск дефолт не велик (таблица 2).

Таблица 2 - Оценка дефолта в аграрном бизнесе региона по российским моделям

Модель Условия дефолта Результат Вывод
Z Сайфулина-Кадыкова = 2 * (коэффициент обеспеченность собственными средствами) + 0,1 * (коэффициент текущей ликвидности) - 0.08 * (коэффициент оборачиваемости активов)- 0.45 * (коммерческая маржа (рентабельность реализации продукции))- рентабельность собственного капитала Z < 1 вероятность дефолта высокая;
Z > 1 вероятность дефолта низкая
6.444 Малая вероятность банкротства
У= 13.05 - 0,27 * (фактор определяющий «возраст» предприятия. Может принимать «0», если предприятие было создано больше десяти лет и «1» - если меньше 10) – 6,66 (показатель, который определяет кредита™ историю предприятия. Если она положительная, то данный показатель равен «0», если нет - «1») - 7,01 * (показатель текущей ликвидности) – 2,3 * (показатель отношения прибыли до уплаты процентов н налогов [EBIT) к уплаченным процентам) - 1.0 * (1п[ собственного капитала)) - 0,22 * (ставка рефинансирования Центрального банка РФ) - 1.57 * (показатель, определяющий деятельность предприятия с точки зрения его региональной специфики. Равен «0», если предприятие расположено в Москве нли Санкт-Петербурге, и «1» - если оно находится в других регионах) — 6,16 * ;(показатель рентабельности активов предприятия (ROA)) - 2.36 (показатель рентабельности собственного капшала (RОЕ)) – 2,87 * (показатель отражающий темп прироста собственного каши ала) – 6,03 * (показатель, отражающий прироста активов) 0,8 < Z < 1 максимальная вероятность риска банкротства:
0,6< Z < 0,8 большая вероятность риска банкротства:
0,4 < Z < 0,6 умеренная вероятность риска банкротства:
0,2 < Z < 0,4 небольшая вероятность
риска банкротства:
0 < Z < 0,2 минимальная вероятность
риска банкротства
9,2836E-36 Малый рнск дефолта

Успешные исследования в данной сфере выполнялись с помощью пошагового дискриминационного анализа. Самыми распространёнными являются модели Фулмера, Альтмана, и Стрингейта.

Данные модели, используются лишь как вспомогательные средства анализа вероятности банкротства предприятий. Полностью полагаться на их результаты нецелесообразно, неразумно и даже опасно.

Для сельского хозяйства Пензенской области по модели Альтмана значение показателя равняется 0,866. Согласно данному показателю вероятность банкротства малая (таблица 3).

Таблица 3 - Оценка вероятности дефолта товаропроизводителей аграрного бизнеса в Пензенской области по моделям Альтмана

Модель "Условия дефолта Результат Вывод
Z2 = 0,3877 - 1,0736 * (коэффициент текущей ликвндностн) * 0.579 * (заемный капитал пассивы) Z > 0 ситуация критична вероятность дефолта высока -1.984 Вероятность банкротства не велика
Z4 = 6.56 * (Оборотный капитал / активы) - 3.26 * (нераспределенную прибыль активы)- 6.72 * (прибыль EBIT активы) - 1.05 * (собственный капитал * заемный капитал) Z <= 1,1 высокая вероятность банкротства:
1,1 < Z < 2,6 средняя вероятность банкротства:
Z => 2,6 низкая вероятность банкротства:
2,21 Средняя вероятность дефолта
Z5 = 1,2 * (Оборотный капитал / активы) - 1.4 * (нераспределенную прн быль / активы) + 3,3 "(прибыль до выплаты процентов, налогов активы) – 0,6 * (рыночная стоимость акции заемные пассивы)- 0,999 * (выручка от реализации активы) Z < 1,81 вероятность несостоятельности очень
велика: 1,81 < Z < 2,675
Еероятность несостоятельности средняя:
ZZ = 2.675 вероятность несостоятельности равна 0,5;
2,675 < Z < 2,99 Еероятность не состоятельности невелика:
Z > 2.99 Вероятность несостоятельности ничтожна
1,042 Вероятность банкротства высокая
Zмодифицированная= 0,717 * (оборотный капитал активы)— 0,84 7 "[нераспределенная прибыль/ актнвы)-3,107" прибыль до выплаты процентов, налогов/ активы)- 0.42"[коэффициент финансирования) – 0,955 * (выручка от реализации активы) Так же как и в Z5 0.S66 Вероятность банкротства малая

Модель Фулмера предсказывает точно в 97% случаев на год вперед и в 80% случаев на два года вперед вероятность банкротства предприятия. Анализ показателей по региону данной модели свидетельствует о малой вероятности банкротства. По модели Спрингейта, где точность предсказания 93%, можно сделать заключение, что на предприятиях Пензенской области отрасли неизбежен 'крах' (таблица 4).

Таблица 4 - Оценка риска дефолта товаропроизводителей аграрного бизнеса в Пензенской области по другим зарубежным моделям

Модель Условия дефолта Результат Вывод
ZФулмера = 5.528 * (нераспределнная прибыль прошлых лет баланс) - 0,212 * выручка от реализации баланс) - 0,072 * (прибыль до уплаты налогов / собственный капитал) - 1,270 * (денежный поток-долгосрочные н краткосрочные обязательства) - 0,120 * (долгосрочные обязательства баланс) -2,335 * (краткосрочные обязательства совокупные активы) — 0,575 * (нематериальные активы) – 1,083 * (оборотный капитал долгосрочные н краткосрочные обязательства) - 0,894:* (log (прибыль до налогообложения - проценты по уплате выплаченные проценты) – 3,075 Z < 0, наступление дефолта неизбежно 3,326 малая вероятность банкротства
ZСпрингейта = 1,03 * (Оборотный капитал Баланс)- 3.07 * (ЕВIТ Баланс) - 0.66 * (ЕВТ Краткосрочные обязательства) - 0,4 * (Выручка(нетто) от реализации Баланс) Z< 0,862, компания является потенциальном банкротом 0,824 На предприятиях отрасли неизбежен «крах»

В целом, из десяти проанализированных моделей оценки вероятности банкротства пять свидетельствуют о хорошей финансовой устойчивости предприятий отрасли, две - о наличии проблем и три - о высочайшем риске несостоятельности. При переходе от расчетов по двухфакторной модели Альтмана к четырехфакторной, а затем пятифакторной существенно меняются результаты оценки вероятности банкротств.

Оценка малой вероятности наступления банкротства получена на основе двухфакторной и модифицированной моделей Альтмана, моделей Фулмера, Сайфулина-Кадыкова и Хайдаршиной. Анализ показателей финансово-экономической деятельности сельскохозяйственных предприятий по этим моделям на начало и на конец периода показывает, что риск наступления несостоятельности товаропроизводителей невелик.

Товаропроизводители региона находятся в зоне среднего риска банкротства согласно четырехфакторной модели Альтмана, а также модели Таффлера. Высокий риск несостоятельности сигнализируют пятифакторные модели Альтмана, Лиса и Стрингейта, причем последняя о неизбежном «крахе» в отрасли.

Главным объяснением неоднозначности полученных результатов является существенное различие моделей по включенным в них факторам. В отличие от моделей Фулмера, Стрингейта, Таффлера и Лиса модель Альтмана включает показатель рыночной капитализации акций и таким образом применима только к компаниям, на акции которых существует публичный рынок. Кроме того, двухфакторная модель не обеспечивает комплексной оценки финансового положения предприятия, и зарубежные аналитики дополняют такой анализ на основе пятифакторной модели. При этом заявленная 95-процентная точность моделей Альтмана может быть достигнута только в том случае, если используемые в ней показатели рассчитаны на основе Международных бухгалтерских стандартов. Российские модели, несмотря на меньшую точность по сравнению с западными более адаптированы к российским условиям.

Еще одним объяснением неоднозначного результата может быть недостаточность финансовой и экономической стабильности сельскохозяйственного предпринимательства, развитие которого во многом зависит от природно-экономического потенциала регионов. Сельскохозяйственное производство связано с биологическими и природными процессами, находится в прямой зависимости от климатических факторов.

Таким образом, в условиях несовершенства страховых инструментов форс-мажорные обстоятельства, например, засуха 2010 г., становятся определяющими для состава и структуры финансовых результатов [3].

Анализ различных моделей оценки риска дефолта большинство свидетельствуют о пригодной устойчивости предприятий сельского хозяйства. Однако, несмотря на это отрасль на данной стадии своего развития не в состоянии обеспечить продовольственную безопасность страны в условия внешних антироссийских санкций. Необходимо пересмотреть подходы к реализации аграрной политики в сфере повышения финансовой устойчивости.

Сегодняшняя модель развития экономики АПК с одной стороны, стимулирует товаропроизводителей на оптимизацию показателей кредитоспособности, создает условия для поступательного развития финансовых структур, с другой стороны, не способствует экономическому росту в аграрном производстве и соответственно не ведет к обеспечению продовольственной безопасности страны.

Необходимые корректировки агропродовольственной политики обозначены в госпрограмме развития сельского хозяйства, доктрине продовольственной безопасности и других. Однако, как отмечают многие ученые и специалисты [7, 8, 13] эти документы имеют недостаточную научную проработанность, что не позволяет осуществлять управление на основе предвидения и опережающих мер.

По расчетам специалистов отечественное производство страны не покрывает 100% потребностей по таким продуктам как сахар, мясо, молоко, картофель, овощи, плоды и ягоды, яйца. Объем производства некоторых видов продукции ниже уровня потребления, которое не всегда соответствует даже физиологическим нормам потребительской корзины [12].

Уровень производства по ряду сельскохозяйственных товаров не отвечает принципу самообеспеченности продовольствием, при этом среди производителей наблюдается явный акцент на выпуск неконкурентоспособной продукции в регионе и игнорирование экономически выгодного производства.

Обозначенная проблема усугубляется слабостью развития племенной и селекционной базы. Так, например, используемый посевной и посадочный материал для выращивания сахарной свеклы, овощей и картофеля, а также племенной материал для производства мяса КРС и птицы, более чем на половину поставляется из-за рубежа. Все это свидетельствует о том, что даже достигнутый уровень продовольственной самообеспеченности по некоторым видам продукции находится под угрозой.

Выводы

Таким образом, сегодня в нашей стране формируется принципиально новая социально-экономическая реальность в развитии аграрного сектора, которая не укладывается в рамки действующей национальной аграрной политики. Выбранный путь экономического роста агропромышленных предприятий через систему финансовых институтов показал свою несостоятельность в отношении вопросов продовольственной проблемы России в целом и регионов в частности. Создание условий для импортозамещения продовольствия отечественной продукцией невозможно с использованием инструментов денежно-кредитной политики.

Известно, что магистральный путь развития сельского хозяйства лежит через модернизацию и обновление производственных мощностей товаропроизводителей [7]. В современных рыночных условиях и при действующих формах государственной поддержки большинство хозяйств не может решить проблему расширенного воспроизводства, а без их ресурсов усилить производственную программу по выпуску сельскохозяйственной продукции проблематично. Очевидно, нужны новые государственные подходы для обеспечения поступательного развития аграрной экономики.

Как отмечают современные классики экономической аграрной науки, нужно радикальное обновление, а не корректировка или «совершенствование» проводимой аграрной политики [8], требуется «разработка новой актуализированной аграрной политики, новой экономической модели функционирования АПК» [13]. Это вызывает необходимость кардинальных преобразований в подходах к формированию и реализации агропродовольственной политики, требует радикальных обновлений теоретической и методологической базы планирования и прогнозирования аграрной экономики.

Благодарность

Статья подготовлена при поддержке гранта Президента РФ для молодых российских ученых № МК-5177.2016.6

Литература

1. Постановление Правительства Российской Федерации от 30 января 2003 г. № 52 «О реализации Федерального закона «О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных товаропроизводителей».

2. Национальный доклад о ходе и результатах реализации в 2012 году Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008-2012 годы (утверждено распоряжением Правительства РФ от 08.05.2013 г. № 753-р).

33. Samygin D.Yu., Baryshnikov N.G. Scenarios of Agricultural Business Development in Penza Oblast: Forecast and Risk Estimate // Studies on Russian Economic Development. 2015. Vol. 26. № 1. pp. 59-62. DOI: 10.1134/S1075700715010037

4. Алтухов А.И., Дрокин В.В., Журавлев А.С. Продовольственная безопасность и импортозамещение - основные стратегические задачи современной аграрной политики // Экономика региона. 2015. № 3.С. 256-266. doi 10.17059/2015-3-21 /p>

5. Барышников Н.Г., Самыгин Д.Ю. Аналитика государственной поддержки достижения финансовой устойчивости сельского хозяйства региона // Аудит и финансовый анализ. 2013. № 4.С. 294-301.

6. Барышников Н.Г., Самыгин Д.Ю. Управление платежеспособностью в сельском хозяйстве: экономико-статистический аспект (на примере Пензенской области) // Вопросы статистики. 2015. № 1.С. 65-76.

7. Беспахотный Г.В. Задачи государственного планирования АПК и методы их решения // Экономика сельского хозяйства России. 2015. № 5.С. 2-7.

8. Буздалов И. Перекачка как отражение социально-экономической ущербности аграрной политики // Вопросы экономики. 2009. № 10. С. 121-130.

9. Самыгин Д.Ю., Барышников Н.Г., Исаев Е.В. Оценка экономической добавленной стоимости сельского хозяйства Пензенской области // Модели, системы, сети в экономике, технике, природе и обществе. 2013. № 3 (7). С. 79-85.

10. Самыгин Д.Ю., Тусков А.А., Трофименко Г.В. Региональные аспекты государственной поддержки фермерских хозяйств // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия «Экономика. Управление. Право». 2013. № 3 (2). С. 36-46.

11. Самыгин Д.Ю., Барышников Н.Г. Роль проектного управления в преобразовании аграрной политики России // Модели, системы, сети в экономике, технике, природе и обществе. 2015. № 3 (15). C. 71-80.

12. Тарасов В.И., Глотова И.С. Взаимосвязь социально-экономических категорий «продовольственная безопасность» и «продовольственная независимость» государств в условиях региональной интеграции // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. 2015. № 2.С. 50-54.

13. Ушачев И.Г. Социально-экономические исследования в аграрном секторе экономики России: основные направления // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. 2014. № 4.С. 5-9.

Журнал Арбитражный управляющий
Скачать ФинЭкАнализ
Программа для проведения финансового анализа по данным бухгалтеской отчетности
Скачать ФинЭкАнализ
Провести Финансовый анализ Онлайн
Онлайн сервис для проведения финансового анализа по данным бухгалтеской отчетности
Попробовать ФинЭкАнализ