Теоретические аспекты кругооборота денежного капитала

А.А. Навоев
кандидат экономических наук,
начальник бюро АО РСК «МиГ»
2017 / Вестник Института экономики Российской академии наук

В статье сопоставляется методология известного представителя количественной теории денег Ирвинга Фишера с классической теорией кругооборота капитала К. Маркса. Выявлены различия их взглядов на место и роль денежного капитала в кругообороте совокупного капитала. Раскрыта позиция автора относительно того, что в отличие от теории кругооборота капитала К. Маркса, теоретический базис методологии И. Фишера не позволил ему сформулировать общие закономерности кругооборота денежного капитала и связать его с кругооборотом товарного капитала. И. Фишер считал первоочередным фактором развития экономики только количество денег в обороте вне зависимости от наличия на рынке их товарного покрытия.

Известный американский ученый И. Фишер в начале прошлого века очень точно определил причины того, почему методы количественной теории1 не оказали эффективного воздействия ни на финансовые кризисы, ни на галопирующую инфляцию. «Количественная теория была одной из наиболее страстно оспариваемых теорий в экономике главным образом потому, что признание ее истинной или ложной затрагивало весьма сильно интересы торговли и политики» [8, с. 28].

1 Школа экономической мысли, позднее известная как монетаризм.

Анализ основополагающего научного труда И.Фишера показал, что сделанные им выводы о кругообороте денежного капитала базируются на результатах анализа единичных актов купли-продажи только в сфере торговли на уровне отдельного субъекта с его индивидуальными привычками и принципами жизни [8, с. 27]. Это исследование

было проведено вне связи с научными абстракциями классической экономической теории, описывающей процессы воспроизводства общественного продукта в целом. Поэтому, как мы считаем, попытка И. Фишера сформулировать закономерности кругооборота денежного капитала не могла достигнуть цели.

Предметом анализа кругооборота денежного капитала у И. Фишера выступает уравнение обмена:

MV = PY,

где: М - масса денег в обращении;
Р - средняя цена товаров и услуг;
Y - годовой реальный продукт,
V - скорость обращения денежных единиц (число оборотов одноименной единицы в течение года).

Для понимания логики авторского анализа кругооборота денежного капитала необходимо рассмотреть три постулата, вытекающие из уравнения обмена.

Первый постулат И. Фишера гласит: «уровень цен изменяется в прямой связи с изменением количества денег в обороте при условии, что скорость оборачиваемости денег и объем торговли остаются постояннъми» [8, с. 27]. В математическом выражении это выглядит так:

P = MV / Y,

или:

P = M * k,

где: k = V / Y - постоянный коэффициент при V = Const и Y = Const.

Данный постулат отражает основу простой количественной теории денег, а именно наличие прямой зависимости между ценами и количеством обращающихся денег. Количественная теория признавала жесткую связь прироста денег и цен, где размер прироста цен равен приросту денег (АР = ДМ).

В своем анализе И. Фишер не учел, что в отличие от физики и математики, экономические законы выступают в виде тенденций, так как. в реальности имеет место волевое вмешательство государственных регуляторов в рыночные отношения.

Как известно, денежную массу формирует регулятор денежного обращения, и только он может изменять количество денег в обороте. Поэтому данный процесс может осуществляться как в соответствии с рыночным законом спроса и предложения, так и с волюнтаристскими действиями.

Для принятых И. Фишером условий анализа напрашивается единственная возможная причина изменения денежной массы в обороте -это неадекватное субъективное вмешательство в рыночные отношения денежного регулятора, который без учета реального положения на товарном и денежном рынках изменяет размер денежной массы в обороте. Это происходит в том случае, если регулятор насыщает рынок эмиссионными деньгами, не обеспеченными товарным покрытием2. В этих условиях, конечно, цена при V=Const и Y=Const вынужденно будет изменяться, так как регулятор своими субъективными действиями разрушает сложившийся ход рыночных отношений путем создания искусственного превышения размера денежной массы над неизменной стоимостью товаров в обороте, обусловливая тем самым их дисбаланс.

2 Так, например, поступает Банк России, когда он за счет эмиссии рефинансирует коммерческие банки и скупает валюту.

Однако в нормальных условиях, когда регулятор действует в соответствии с рыночными законами, количество денег в обороте должно формироваться им не произвольно, а по расчету на основе произошедшего на товарном рынке изменения цен продавцами, преследуя цель обеспечения не дисбаланса, а равенства стоимости товаров и денежной массы. В первом случае изменение денежной массы создает противоречие спроса и предложения, а во втором случае не допускает его. И это принципиальное различие денежно-кредитной политики регулятора, действующего в соответствии с рыночными законами, и регулятора, осознанно или не осознанно нарушающего их.

С другой стороны, в нормальных рыночных условиях существует обратно пропорциональная зависимость денежной массы от скорости оборота. А это при неизменной скорости оборота и объема продаж (условия И. Фишера) обусловливает неизменность и денежной массы, так как в нормальных условиях всегда выполняется условие MV=Const. Поэтому данный факт не должен давать денежному регулятору законного основания для изменения денежной массы в обороте и соответственно делает невозможным изменение цен. Отсюда ясно видно, что условия анализа И. Фишера становятся неразрешимым препятствием и делают невозможным проведение самого анализа. Этим самым И. Фишер своими условиями анализа сам себе создал логический тупик.

Таким образом, можно утвердительно сказать, что в нормальных рыночных условиях при неизменности объема торговли и скорости оборота денежная масса не должна меняться, соответственно и цена не будет меняться, так как в данных условиях денежная масса должна следовать только за изменением цены.

Следует заметить также, что неадекватное изменение денежной массы регулятором возможно как путем ее роста, так и снижения. При этом рыночное саморегулирование равновесия спроса и предложения возможно только с ростом денежной массы путем роста цен. Уменьшение же денежной массы без достаточного на то основания (отсутствия снижения трудозатрат в единице продукта) с большой долей вероятности не заставит продавца добровольно снизить цены и обеспечить тем самым равновесие спроса и предложения. Это приведет как к снижению объема торговли, так и к снижению скорости оборота, что будет противоречить условию анализа. Изъятие денег из оборота не будет нарушать баланс денежной массы и стоимости товаров только при добровольном снижении цен продавцом по причине снижения трудозатрат в единице товара, то есть при росте производительности труда.

Опираясь на свое уравнение обмена, И. Фишер, как чистый математик, в аналогичном ключе формулирует второй постулат: «удвоение количества обмениваемых благ не повышает, а понижает вдвое высоту уровня цен при предположении, что количество денег и скорость их обращения остаются без перемен» [8, с. 30].

Нетрудно заметить, что «удвоение количества обмениваемых благ» за один и тот же промежуток времени возможно только при сокращении времени производства и реализации. Это повлечет за собой рост скорости оборота в два раза, что, в свою очередь, снизит потребную денежную массу для одного оборота. Таким образом, при удвоении обмениваемых благ условие M=Const и V=Const не может быть выполнено. Как и в первом постулате, И. Фишер своими условиями анализа опять создал логический тупик.

И. Фишер не учел, что постоянство скорости V=Const говорит о неизменности «количества обмениваемых благ» в единицу времени. А рост скорости оборота капитала говорит о росте продаж в единицу времени, возможном при снижении длительности производственного цикла и/или снижении времени обращения товарного капитала. В свою очередь снижение рабочего периода изготовления продукта базируется на росте производительности труда, снижении трудозатрат в единице продукта и, соответственно, снижении цен. Снижение же времени обращения товарного капитала возможно только в том случае, если прирост произведенных продуктов соответствует общественным потребностям, то есть признан по количеству и качеству покупателями.

И. Фишер, рассматривая в своем анализе только сферу торговли, не смог раскрыть всей совокупности причин «удвоения обмениваемых благ», а также механизм влияния роста «благ» на цены. В результате, как и в первом постулате, И. Фишер чисто формально признал аргументом только рост товаров, изменение которых происходит как бы само по себе, а не как результат труда и/или влияния природно-климатических условий, которые без сомнения оказывают непосредственное влияние на величину трудозатрат в единице добываемого природного материала и, соответственно, на изменение цен конечного товара.

Как известно, воспроизводство осуществляется на основе двух типов -экстенсивного или интенсивного, каждый из которых по-разному влияет на ценовой базис - на трудозатраты в единице продукта.

В нормальных условиях при экстенсивном типе роста объема производства продуктов их себестоимость (трудозатраты в единице продукта) остается без изменения, что не дает продавцу достаточного основания для добровольного снижения цен только лишь потому, что у него появилось дополнительное количество товара. Следует учитывать так же тот факт, что появление на рынке дополнительного количества товара, как правило, обусловливается спросом на него (под спросом понимается не наличие денег у покупателей, а желание покупателей потреблять данный товар за счет снижения расходов на другие товары). Поэтому продавец, следуя рыночной логике (получение максимума прибыли), даже и не подумает снизить на него цену, а будет продавать его как минимум по старой цене.

По условию анализа И. Фишера спрос на прирост данного товара появляется при M=Const, то есть за счет снижения спроса на другие товары, что, естественно, ограничивает спрос и на данный товар. В результате дополнительный объем товара может быть частично не продан из-за необходимости покупателю удовлетворять свой спрос на товары других видов потребностей. Если ситуация не позволяет покупателю снизить свои потребности (спрос) на данный товар, то появляется естественная потребность в дополнительных деньгах. Но по условию анализа это сделать невозможно, и остатки товара не будут реализованы.

С другой стороны, экстенсивный тип воспроизводства основан на привлечении дополнительного числа работников, что требует дополнительных денег для оплаты стоимости рабочей силы, но опять же по условию анализа это невозможно. Отсюда вытекает, что при M=Const «удвоение количества обмениваемых благ» в условиях экстенсивного типа воспроизводства не представляется возможным.

Рост продукции в условиях экстенсивного типа воспроизводства при V=Const возможен только с адекватным ростом численности работников и денежной массы. При этом денежная масса должна расти в объеме, соответствующем приросту стоимости товаров. Поэтому изменения цен не последует, так как в этих условиях не возникнет дисбаланса денежной массы в обороте и стоимости товаров. В нормальных условиях при экстенсивном типе воспроизводства не возникнет объективных причин ни к росту, ни к снижению цен.

При интенсивном типе воспроизводства снижение цены с ростом предложения товара и неизменной денежной массы в обороте не только желательно, но и вполне возможно, так как только рост производительности труда может обеспечить как дополнительный прирост продукта при неизменной численности работников, так и снижение его себестоимости (трудозатрат в единице продукта).

Таким образом, снижение цен с ростом «обмениваемых благ» при нормальных условиях возможен только за счет роста производительной силы труда, когда рост количества «обмениваемых благ» осуществляется одновременно с уменьшением трудозатрат в единице этих «благ».

В третьем постулате И. Фишер, пытаясь выявить функциональную зависимость между скоростью обращения и ценами, опять использует в анализе формальный математический подход. «Но мы видели (из формулы P=MV/Y - А.Н.), что увеличение числа оборотов вызывает повышение уровня цен» [8, с. 69], или «цены изменяются в прямой зависимости от скоростей обращения (если эти скорости изменяются одинаковым образом) при предположении неизменности количества денег и объема торговли» [8, с. 108]. Это утверждение базируется на отрицании очевидного - имманентной функциональной зависимости массы денег в обороте от скорости оборота, а именно на их обратно пропорциональной функциональной зависимости. Поэтому если при нормальных рыночных условиях скорость увеличится в два раза, то и потребная масса денег обязательно должна быть уменьшена регулятором в два раза. Это делает невозможным выполнение условия анализа по «неизменности количества денег». В нормальных условиях произведение денежной массы в обороте и ее скорости обращения всегда должно быть неизменно (MV= Const), что исключает изменение цен при изменении скорости оборота и неизменном «объеме торговли». Однако если при росте скорости оборота товарного капитала не изъять лишнюю для более высокой скорости оборота массу денег, то обязательно появится причина - излишек денег, которая нарушит равновесие спроса и предложения и может, при прочих равных условиях, привести к росту цен.

Рассматривая кругооборот денег как факт «перехода из рук в руки (в обмен за блага) определенной суммы денег», И. Фишер нарисовал неполную картину кругооборота денежного капитала. Факт перехода денег из рук в руки представляет собой только часть кругооборота денежного капитала, вернее, его непроизводительную часть, отражающую акт купли-продажи на рынке конечных продуктов. В стороне остается рассмотрение проблем производительного кругооборота. Кроме того, кругооборот капитала всегда связан с определенным объемом денежного капитала, а не с любой его суммой. Этим признакам отвечает только сумма денег, входящая в авансированный (оборотный и/ или основной) капитал, величина которого зависит от трудозатрат, длительности производства, времени обращения, степени делимости продукта.

Так, например, за рабочий период изготовления океанского лайнера, срок постройки которого может составлять несколько лет, часть оборотного капитала в виде заработной платы поступает работникам на протяжении всего срока строительства. За этот срок они многократно передадут деньги «из рук в руки (в обмен на блага)», но это будет промежуточный оборот части денег внутри оборота всего авансированного капитала. Завершение же оборота всего авансированного капитала будет возможен только после оплаты корабля заказчиком. Нетрудно заметить, что рост скорости непроизводительного кругооборота денежного капитала, или увеличение частоты перехода из рук в руки денег, никак не скажется на скорости оборота всей суммы авансированного капитала, так как она определяется длительностью цикла производства и обращения товарного капитала.

По какой причине И. Фишер не увязал кругооборот денежного капитала с товарным капиталом, остается загадкой, так как на тот период его научной деятельности из классической экономической теории уже было известно, что кругооборот денег происходит в неразрывной связи с товарным капиталом: «...хотя в движении денег лишь выражается обращение товаров, с внешней стороны кажется наоборот, что обращение товаров есть лишь результат движения денег. С другой стороны, деньгам присуща функция средства обращения лишь потому, что они представляют собой ставшую самостоятельной стоимость товаров» [1, с. 89]. Отсюда следует бесспорный фундаментальный вывод, что обращение денег обусловливается только товарным оборотом. Приверженцы же количественной теории за истину приняли то, что лежало на поверхности, а именно движение только денег «из рук в руки (в обмен на блага)».

Западная научная мысль, по причине замкнутости или по политическим мотивам не желавшая признавать достижения К. Маркса в вопросах анализа денежного обращения, не обратила внимания на то, что К. Маркс намного раньше сформулировал так называемое «уравнение обмена Фишера». «Согласно законам простого товарного обращения, изложенным раньше («Капитал», книга I, гл. III), масса имеющихся в стране металлических денег должна быть достаточной не только для обращения товаров. Она должна быть достаточной и при тех колебаниях в денежном обращении, которые возникают отчасти вследствие изменений в скорости обращения, отчасти вследствие изменения цен товаров, отчасти вследствие тех различных и меняющихся пропорций, в которых деньги функционируют как средство платежа или как собственно средство обращения. Отношение, в котором имеющаяся в наличии масса денег распадается на сокровище и на обращающиеся деньги, постоянно изменяется, но общая масса денег всегда равна сумме денег, имеющихся и в форме сокровища и в форме обращающихся денег» [2, с. 365]. Получается, что И. Фишер вольно или невольно присвоил себе пальму первенства.

Западные ученые считают первооткрывателями понятия «скорость обращения денег» А. Маршалла и И. Фишера. Однако, признавая заметный вклад И. Фишера в развитие количественной теории денег, все же следует отметить, что понятие скорости оборота и основные факторы, определяющие скорость оборота, более ста лет назад уже использовал К. Маркс при анализе кругооборота капитала. Это бесспорный факт.

В своем определении скорости оборота И. Фишер, хотя и не рассматривает участие в кругообороте авансированного капитала, но уже и не усматривает прямую зависимость скорости от других членов правой части уравнения обмена [8, с. 109]. Не согласиться с этим невозможно, так как в действительности скорость есть самостоятельная независимая переменная. Однако ее факторы в интерпретации И. Фишера никак не связаны с процессом воспроизводства общественного продукта, так как он рассматривает скорость как частоту перехода денег «из рук в руки отдельных лиц». Поэтому среди них и фигурируют факторы, присущие отдельным личностям: «индивидуальные привычки в отношении:

  1. сбережения и накопления,
  2. пользования заборными книжками,
  3. пользования чеками ..» [8, с. 67].

Как нам представляется, ошибочность выводов И. Фишера заключается в том, что он рассматривал деньги в качестве самостоятельной субстанции, размер которой можно и должно менять вне зависимости от потребностей товарного кругооборота, то есть в отрыве от главной функции денег - обеспечения непрерывности этого кругооборота3.

3 Такой же позиции придерживается и Банк России, понимая под сущностью категории «товарное покрытие» обеспечение эмиссионных денег золотовалютными активами [9]. Получается, что эмиссионные деньги обеспечиваются деньгами, а не натуральным товаром на рынке.

К. Маркс во втором томе «Капитала» выявил важнейшую роль скорости оборота в формировании размера авансированного капитала: «ускорение оборота капитала оказывает существенное влияние на величину авансированного капитала, годовую массу и норму прибавочной стоимости» [2, с. 175]. К. Маркс считал, что с ростом скорости оборота товарного капитала снижается масса денег в обороте. Он также выявил и другие факторы, влияющие на скорость оборота капитала. Например, он раскрыл негативное влияние денежных накоплений и резервов на скорость оборачиваемости капитала и соответственно на годовую массу и норму прибавочной стоимости: «...на продолжительность оборота капитала влияет и то, что какая-то часть капитала в процессе его кругооборота периодически высвобождается, пребывает в форме временно свободного денежного капитала, который накапливается в качестве резервного фонда... Это удлиняет общий оборот капитала» [7, с. 233].

К. Маркс, анализируя кругооборот капитала, выявил также, что основной и оборотный капиталы в силу своей специфики обращаются с различной скоростью. Поэтому, чем больший удельный вес в авансированном капитале занимает основной капитал, тем больше время оборота всего капитала, и, следовательно, тем меньше получаемая капиталистом масса прибавочной стоимости [2, с. 187]. По этой причине рост накоплений основного капитала выступает преградой для расширения воспроизводства4.

4 Однако многие известные в России финансисты, вопреки здравому смыслу, считают накопления основного капитала положительным фактором и ратуют за увеличение его доли в составе ВВП. «Нам требуется, - заявил экс-министр финансов РФ А. Кудрин, - накопление основного капитала на уровне хотя бы 27-28% ВВП. Пока же норма накопления основного капитала стабилизировалась на уровне 22%» [3].

К. Маркс сформулировал фундаментальное понятие кругооборота капитала, раскрывающее, в отличие от И. Фишера, именно его экономическую сущность. «Как мы видели, общее время оборота данного капитала равно сумме времени его обращения и времени его производства. Это - промежуток времени от момента авансирования капитальной стоимости в определенной форме до момента возвращения движущейся капитальной стоимости в той же самой форме» [2, с. 172].

По нашему мнению поверхностное отображение монетаристами кругооборота денежного капитала было обусловлено принятой в западной экономической теории аксиомой народно-хозяйственного кругооборота. Она гласит: «величина обращающихся в народном хозяйстве потоков экономических благ неизменна на всех этапах своего движения» [4, с. 23]. Для получения такого вывода авторы исходили из того, что «каждый субъект экономики уплачивает за экономическое благо сумму, точно равную его рыночной цене» [4, с. 22]. То есть сумма всех платежей равна сумме цен всех товаров, поступивших в товарооборот. Однако данное предположение отражает только часть полного кругооборота капитала Д-Т, где денежная сумма, запущенная в оборот, равна рыночной стоимости приобретенного товара. Выражение Д-Т если и отражает аксиому, то единичного акта купли-продажи, или принцип эквивалентности товарообмена, но никак не народно-хозяйственного кругооборота.

Монетаристы не учитывают и не рассматривают стадию производства товара, где труд наемных работников обеспечивает переход денежного капитала в товарный, содержащий как необходимый, так и прибавочный продукт. Иными словами, они не рассматривают, как это принято в западной экономической теории, процесс «самовозрастания» капитала. Это обусловливает тот факт, что, при прочих равных условиях, стоимость обменных операций на входе в производственную единицу (Д-Т) по своей сумме всегда меньше на величину прибавочной стоимости аналогичных операций на выходе (Т'- Д').

Для более наглядного доказательства несостоятельности вышеизложенной аксиомы кругооборота используем научную абстракцию в виде схемы К. Маркса, где общественное производство представлено в составе двух подразделений: подразделение I, производящее средства производства, и подразделение II, производящее товары личного потребления (см. схему 1). Соответственно можно выделить два этапа кругооборота совокупного капитала - производственный и непроизводственный.

На производственном этапе кругооборот совокупного капитала совершается между первым и вторым подразделениями на базе рынка промежуточных продуктов (ПП), где второе подразделение покупает средства производства, например, на 100 у.е., а первое подразделение получает денежную выручку, равную 100 у.е. Здесь явно просматривается равенство стоимости потока товарного капитала в виде средств производства Тсрп(100) и денежного потока в виде оборотного капитала от второго подразделения 4#(100).

На непроизводственном этапе кругооборот совокупного капитала совершается между вторым подразделением и физическими лицами на базе рынка конечных продуктов (КП), где физические лица покупают товары личного потребления, например, на сумму 200 у.е., а второе подразделение получает денежную выручку от реализации товарного капитала на сумму 200 у.е. В результате получаем равенство стоимости потока товарного капитала второго подразделения Ткп(200) и денежного потока от физических лиц 4фз(200). При этом сумма всех платежей (физическими лицами и вторым подразделением) равна сумме цен всех товаров (средств производства и конечных продуктов), поступивших в товарооборот:

ДII(100) + ДФЗ(200) = ТСРП(100) + ТКП(200).

Кругооборот товарного денежного капитала

Хотя в нашей схеме (см. рис.) на каждом этапе кругооборота совокупного капитала соблюдается принцип «каждый субъект экономики уплачивает за экономическое благо сумму, точно равную его рыночной цене», однако это равенство на каждом этапе имеет свою количественную определенность. А это опровергает основополагающий тезис, что «величина обращающихся в народном хозяйстве потоков экономических благ неизменна на всех этапах своего движения». Если бы данная аксиома была истинной, тогда расширение воспроизводства практически было бы невозможно, а экономика развивалась бы не по восходящей спирали, а по кругу, каждый раз повторяя себя в прежнем объеме.

У второго подразделения формула кругооборота денежного капитала будет иметь классический вид, где авансированный оборотный капитал (Док = 150 у.е.) идет на оплату стоимости товара рабочей силы (Трс = 50 у.е.) и средств производства (Тсрп = 100 у.е.) первого подразделения. В результате при норме прибавочной стоимости, например, равной 100%, вновь созданная стоимость второго подразделения составит 100 у.е., и в этом случае стоимость произведенного товара составит 200 у.е.:

Док(150) - [Трс(50) + Тсрп (100)] ... П ... Т’(200) - Д'(200).

У первого подразделения, не имеющего производственных связей с другими производителями средств производства, весь оборотный капитал направляется только на оплату стоимости рабочей силы. Поэтому при норме прибавочной стоимости, равной 100%, формула кругооборота денежного капитала будет иметь следующий вид:

Док(50) - Трс(50) ... П ... Т'(100) - Д'(100).

В результате по окончании цикла производства и обращения товарного капитала денежный капитал будет представлять собой доход физических лиц - наемных работников и капиталистов, величина которого будет равна стоимости товарного капитала второго подразделения.

Для обеспечения непрерывности воспроизводства общественного продукта перед началом цикла воспроизводства необходимы конечные продукты, по стоимости как минимум равные стоимости рабочей силы. Соответственно этому должен формироваться и размер денежного капитала, авансируемого для оплаты труда наемных работников. Эту часть денежного капитала следует определить как производительную, так как только работники потребляют свой доход для целей воспроизводства рабочей силы.

Доход совокупных капиталистов как физических лиц не участвует в производственном кругообороте, и, соответственно, не участвует в создании вновь созданной стоимости. И поэтому кругооборот денежного капитала совокупных капиталистов осуществляется только на базе рынка конечных продуктов, где они выступают физическими лицами. Таким образом, капиталист, в отличие от наемных работников, потребляет свой денежный капитал, чтобы просто жить, не участвуя в производительной деятельности.

Если использовать более высокую степень научной абстракции и представить общественное производство в виде единственного совокупного капиталиста и совокупного работника, то формула кругооборота совокупного капитала будет совпадать с формулой первого подразделения. Данная абстракция позволяет выявить некоторые новые сущностные моменты кругооборота денежного капитала.

Применительно к вышеизложенной абстракции кругооборот денежного капитала можно представить как последовательное движение денег в качестве авансированного капитала от совокупного капиталиста к совокупному работнику для оплаты стоимости его рабочей силы. Работник как физическое лицо обменивает деньги на товары личного потребления, благодаря чему у него появляется возможность осуществлять производственную деятельность и тем самым обеспечивать переход денежного капитала в товарный капитал. Произведенный товарный капитал попадает в сферу обмена, где он принимает форму денежного капитала, который в виде выручки от продаж попадает обратно в руки капиталисту. На этом кругооборот совокупного капитала заканчивается, так как он принял исходную денежную форму и вернулся к прежнему владельцу. При этом полученная денежная масса оказывается больше первоначально авансированного капитала на величину прибавочной стоимости.

На основе изложенного выше кругооборота совокупного капитала попробуем выявить факторы, влияющие на равновесное состояние денежной массы в обороте и стоимости товарного капитала.

Для этого принимаем следующие допущения:

  • товарный обмен осуществляется при непосредственно общественном характере труда;
  • в каждом цикле воспроизводства потребляются продукты, произведенные в предшествующем цикле [5];
  • рассматривается экстенсивный тип воспроизводства;
  • норма прибавочной стоимости берется на уровне 100%, что соответствует сложившемуся делению ВВП России на необходимый и прибавочный продукт.

Допустим, что совокупный капиталист перед началом n-го цикла имеет деньги от выручки ВРК, полученной в предшествующем (n-1) цикле простого воспроизводства, в размере, равном 200 у.е., а на рынке конечных продуктов имеется товар Т непроизводственного характера потребления, произведенный в предшествующем (n-1) цикле, стоимостью 200 у.е. Наличие денег и товара позволяет капиталисту возобновить производство в n-ом цикле в большем масштабе. Для обеспечения расширенного воспроизводства ему необходимо направить деньги в качестве оборотного капитала (Док) на оплату труда работников не 100 у.е., как в (n-1) цикле, а например, в сумме 120 у.е. Это позволяет капиталисту привлечь дополнительную рабочую силу. Оставшуюся часть выручки в сумме 80 у.е. он присваивает себе в качестве дохода Дхк на вложенный капитал. Капиталист, осуществляя расходы на личное потребление в размере 80 у.е., формирует тем самым часть выручки n-го цикла. Допускаем также, что и совокупный работник полностью расходует полученный доход ДХрс в виде оборотного капитала в размере 120 у.е., формируя вторую часть выручки n-го цикла. Потребляя произведенный в n-1 цикле товар, совокупный работник параллельно осуществляет производственный процесс, т.е. осуществляет переход денежного капитала в товарный (см. рис. 2).

Кругооборот совокупного капитала

Таким образом, совокупный работник возвращает капиталисту авансированный им денежный капитал в составе выручки n-го цикла. На момент окончания n-го цикла капиталист получит на руки выручку ВРк в размере 200 у.е. В результате кругооборот денежного капитала в n-ом цикле будет завершен. На производственном этапе n-го цикла кругооборота дополнительные работники обеспечивают воспроизводство товарного капитала стоимостью не 200 у.е., а уже 240 у.е., т.е. на 40 у.е. больше выручки, полученной в n-ом цикле. Поэтому в нормальных условиях для реализации товара стоимостью 240 у.е. в следующем n+1 цикле будет необходима эмиссия в размере 40 у.е., что обеспечит баланс денежной массы и стоимости товаров. Тем самым спрос и предложение будут уравновешены, в результате чего будет ликвидирована причина для изменения цены товара.

Допустим, что в n+1 цикле капиталист, сократив число работников, направит в производственное потребление 110 у.е. вместо 120 у.е. в n-ом цикле. С учетом дополнительных эмиссионных денежных средств все товары, произведенные в n-ом цикле, по условиям анализа будут успешно реализованы, и капиталисту будет сформирована выручка ВРк в размере 240 у.е. На производственном этапе кругооборота капитала наемные работники, потребляя продукты личного потребления в размере 110 у.е., создадут с учетом 100% нормы прибавочной стоимости товарный капитал стоимостью 220 у.е.

В следующем n+2 цикле сложится ситуация, когда на рынок конечных продуктов попадает товар стоимостью 220 у.е., а денег в обороте окажется больше стоимости товарного капитала на 20 у.е. Необходимость обеспечения принципа эквивалентности обмена требует устранить дисбаланс путем изъятия из оборота излишка денег.

Далее допускаем, что в n+2 цикле капиталист не полностью израсходовал свой денежный доход и образовал накопления в размере 30 у.е. В этом случае на рынке конечных продуктов останется не реализованным товар на эту же стоимость.

Появление накоплений у капиталиста (независимо от банковских или небанковских видов накоплений) не влияет ни на воспроизводственный процесс, ни на инфляцию, так как при прочих равных условиях оборотный капитал в денежном и натуральном выражении не изменится и вся денежная масса покрывается равной по величине товарной стоимостью.

А накопления работников в зависимости от их вида влияют на воспроизводственный процесс и инфляцию, но по-разному. Если, например, работники образуют небанковские денежные накопления, изъяв часть денежных средств из оборота в качестве накоплений, то в этом случае на рынке конечных товаров не будут реализованы товары на сумму накоплений и соответственно уменьшится выручка капиталиста, формирующая оборотный капитал.

В результате капиталист вынужден будет для обеспечения даже простого воспроизводства пополнить оборотный капитал из своего ранее полученного дохода. В противном случае ему придется использовать другие меры для обеспечения непрерывности воспроизводства: уменьшить численность работников, принудить их работать за меньшую сумму денег, провести эмиссию денег на величину, равную сумме накоплений или стоимости непроданных товаров. Если же капиталист использует эмиссию денег, то в обороте появится не обеспеченная товарным покрытием денежная масса в размере небанковского накопления работников, которая при определенных условиях может выступить существенным инфляционным фактором.

При банковских накоплениях работников пополнение оборотного капитала через кредит заметно упрощается, но приводит к дополнительным издержкам по обслуживанию этого кредита. Но так как сумма кредита за счет маржи банка всегда меньше банковских депозитов работников, то и в этом случае для обеспечения прежней суммы оборотного капитала требуется хотя и в меньшем объеме, но эмиссия, которая в виду отсутствия товарного покрытия также будет выступать инфляционным фактором.

Таким образом, накопления капиталиста, при прочих равных условиях, не влияют на процесс воспроизводства общественного продукта и инфляцию. А небанковские накопления работников через снижение выручки, формирующей оборотный капитал, требуют от капиталиста изыскивать дополнительные денежные средства для пополнения оборотного капитала.

Приведенная схема кругооборота совокупного капитала базируется на главенствующей в этом процессе роли оборота товарного капитала. Она показывает, что главная функция денег опосредована именно кругооборотом товарного капитала. А это, как нам представляется, позволяет по-иному сформулировать главную задачу и цель осуществления денежного регулирования.

***

По нашему убеждению, в отличие от теории кругооборота капитала К. Маркса теоретический базис методологии И. Фишера не позволил ему сформулировать общие закономерности кругооборота денежного капитала и связать воедино кругооборот товарного и денежного капиталов, а законы общественного воспроизводства рассматривать в тесной взаимосвязи друг с другом. В силу этого И. Фишер, как и его последователи, ошибочно считал первопричиной развития экономики только количество денег в обороте вне зависимости от наличия на рынке их товарного покрытия. В результате денежное обращение было необоснованно оторвано от товарного оборота.

Нами показано, что целью денежно-кредитной политики является неукоснительное обеспечение главной функции денег, а именно обеспечение непрерывности кругооборота товарного капитала. Данная функция денег является не просто главной по рангу, а жизненно необходимой для нормального функционирования экономики. Другие цели денежно-кредитной политики являются промежуточными или производными от этой главной задачи. Поэтому главной задачей денежно-кредитной политики Банка России должно выступать обеспечение непрерывности товарного кругооборота через обеспечение баланса (равновесия) денежной массы в обороте и стоимости товарного капитала.

Это равновесие должно поддерживаться Банком России путем эмиссии или изъятия денег из оборота. Размер эмиссии или изъятия денег (но не изъятие через депозитные операции, проводимые Центральным банком) определяется в зависимости от изменения (рост/ снижение) стоимости товарной массы и скорости оборота капитала, но никак не «потребностью хозяйствующих субъектов в средствах для осуществления расчетов и платежей и их уровня экономической активности» [6].

К сожалению, Банк России придерживается иной точки зрения на главную функцию денег и при выборе своей миссии ориентируется на обеспечение ценовой стабильности, которая, без сомнения, выступает производной целью, а вернее, следствием вышеназванной главной задачи.

Литература

1. Маркс К. Капитал. Т. 1.

2. Маркс К. Капитал. Т. 24.

3. Кудрин А. Десять задач Правительству на ближайшие 6 лет. Интервью агентству «Прайм» 20.04.2012. http://www.1prime.ru.

4. Макроэкономика. Теория и российская практика: Учебник / Под ред. А.Г. Грязновой и Н.Н. Думной. М.: КНОРУС, 2006.

5. Навоев А.А. О формировании доходов и их соотношение с общественным продуктом // Общество и экономика. 2012. № 5.

6. Письмо ЦБ РФ на имя автора № 20-ОЭ/2327 от 02.07.2015.

7. Политическая экономия: Учебник для экон. вузов и фак. Изд.2-е, доп. Т.1. Капиталистический способ производства. М.: Политиздат, 1977.

8. Фишер И. Покупательная сила денег. Ее определение и отношение к кредиту, проценту и кризисам. М.: Финиздат НКФ СССР, 1926.

9. Письмо ЦБ РФ на имя автора № 2024/1866 от 09.07.2015.


Метки
Программа Финансовый анализ - ФинЭкАнализ для анализа финансового состояния предприятия, позволяющая рассчитывать большое количество финансово-экономических коэффициентов.
Журнал Арбитражный управляющий
Скачать ФинЭкАнализ
Программа для проведения финансового анализа по данным бухгалтеской отчетности
Скачать ФинЭкАнализ
Провести Финансовый анализ Онлайн
Онлайн сервис для проведения финансового анализа по данным бухгалтеской отчетности
Попробовать ФинЭкАнализ