Уголовная ответственность арбитражного управляющего при неправомерных действиях при банкротстве: постановка проблемы

Улезько Сергей Иванович,
доктор юридических наук, профессор.
Должность: заведующий кафедрой, профессор.
Подразделение: кафедра уголовного и
уголовно-исполнительного права, криминологии
Место работы: Ростовский государственный
экономический университет (РИНХ).
Улезько Геляна Сергеевна,
старший государственный налоговый инспектор.
Подразделение: отдел выездных проверок №1
Место работы: ИФНС по Октябрьскому району г. Ростова-на-Дону
Улезько Аэлита Юрьевна,
кандидат юридических наук, доцент.
Должность: доцент кафедры.
Подразделение: кафедра гражданского права юридического факультета
Место работы: Ростовский государственный
экономический университет (РИНХ)
2017 / Проблемы экономики и юридической практики

Аннотация: в статье рассматриваются проблемы уголовной ответственности арбитражного управляющего за неправомерные действия при банкротстве.

В соответствии со статьей 94 федерального закона 127-ФЗ от 26 октября 2002 г. «О несостоятельности (банкротстве)» с даты введения внешнего управления прекращаются полномочия руководителя должника, управление делами должника возлагается на внешнего управляющего [6]. С этого момента арбитражный управляющий чуть ли не единственное лицо, обладающее полными и, что наиболее важно, достоверными данными о финансово-хозяйственном состоянии фирмы. Именно он хранит у себя все печати и штампы, имеет неограниченный доступ к внутренней информации о деятельности фирмы, распоряжается имуществом и принимает решения об очередности погашения возникшей задолженности. Единственным реально контролирующим арбитражного управляющего органом может стать комитет кредиторов, к сожалению, создание такого комитета не является сегодня обязательным. Таким образом, отсутствие контролирующих органов сверху и специальный статус арбитражного управляющего создает благоприятную обстановку для использования служебного положения для вывода активов предприятия с дальнейшей целью личного обогащения, а халатность и недобросовестное исполнение арбитражным управляющим своих обязанностей может нанести существенный ущерб конкурсным кредиторам. Все это предполагает необходимость для государства принять соответствующие меры в рамках отечественного законодательства к недобросовестным арбитражным управляющим. На практике к наиболее распространенным неправомерным действиям/бездействиям относят:

  • неоспаривание подозрительных сделок;
  • увеличение неплатежеспособности организации;
  • манипуляции с голосами кредиторов;
  • превышение лимитов оплаты труда лицам, привлеченным арбитражным управляющим, с последующим применением системы откатов;
  • растрата денежных средств должника;
  • оформление займов задним числом;
  • создание искусственного долга с последующей его перепродажей аффилированным организациям;
  • проведение фиктивных торгов, когда имущество передается аффилированным лицам по существенно заниженной стоимости [3, с. 456].

Все эти деяния охватываются положениями диспозиции ст.14.3 КОАП РФ, предусматривающей административную ответственность, «за сокрытие имущества, имущественных прав или имущественных обязанностей, сведений об имуществе, о его размере или месте нахождения или иной информации об имуществе, имущественных правах или имущественных обязанностях, передача имущества во владение иным лицам, отчуждение или уничтожение имущества либо сокрытие, уничтожение или фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица либо индивидуального предпринимателя, а также неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов за счет имущества должника - юридического лица руководителем юридического лица или его учредителем (участником) либо индивидуальным предпринимателем или гражданином заведомо в ущерб другим кредиторам либо принятие такого удовлетворения кредиторами, знающими об отданном им предпочтении в ущерб другим кредиторам, если эти действия совершены при наличии признаков банкротства» [1, с.76]. При наличии крупного ущерба (свыше 1,5 млн. руб.), причиненного теми же действиями, которые описаны в административном законодательстве, виновные лица привлекаются к уголовной ответственности по ст.195 УК РФ.

Сегодня при наличии прямо предусмотренной законодательством административной и уголовной ответственности, наиболее частый вид ответственности арбитражного управляющего - гражданско-правовая. До 2002 года было проблематично взыскать за убытки, нанесенные управляющим в связи со своей деятельностью. Но в Законе Российской Федерации «О несостоятельности (банкротстве)» законодатель предусмотрел материальную ответственность со стороны арбитражного управляющего и сам механизм взыскания убытков. Так, статья 20.4 Закона о банкротстве гласит: «Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей, возложенных на арбитражного управляющего в соответствии с настоящим Федеральным законом или федеральными стандартами, является основанием для отстранения арбитражным судом арбитражного управляющего от исполнения данных обязанностей по требованию лиц, участвующих в деле о банкротстве, а также по требованию саморегулируемой организации арбитражных управляющих, членом которой он является. Арбитражный управляющий обязан возместить должнику, кредиторам и иным лицам убытки, которые причинены в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве и факт причинения которых установлен вступившим в законную силу решением суда» [6].

Нечастые случаи привлечения управляющего к административной и уголовной ответственности, связаны, во-первых, с появлением вышеуказанной гражданско-правовой нормы, по существу обеспечившей достаточно эффективную борьбу с неправомерными действиями арбитражных управляющих при банкротстве.

Во-вторых, с отсутствием интереса уполномоченных органов к фигуре самого управляющего. Интерес со стороны контролирующих органов в основном направлен в сторону учредителей и бывших руководителей, обанкротивших фирму. Таким образом, арбитражный управляющий всегда остается в стороне, между тем, являясь ключевой фигурой на предприятии.

В-третьих, приоритет гражданско-правовых мер в сфере охраны общественных отношений, касающихся экономической деятельности, и гуманизация уголовной политики в отношении лиц, совершивших экономические преступления, сегодня является приоритетным направлением в осуществлении охранительной функции государством.

В-четвертых, затруднения в применении норм, устанавливающих ответственность арбитражного управляющего за неисполнение или ненадлежащее исполнение возложенных обязанностей, связаны, прежде всего, с их излишней дискуссионностью при отсутствии разъяснений Пленума ВС РФ. Судьям приходится самостоятельно определяться в конгломерате законодательства о банкротстве.

В-пятых, судебная практика при рассмотрении уголовных дел и административных материалов, касающихся неправомерных действий арбитражного управляющего при банкротстве, показывает, что сложность оценки доказательств и квалификации действий лиц, привлекаемых к ответственности, обусловлена, прежде всего, бланкетным характером диспозиций соответствующих норм закона [4, с.213].

В-шестых, субъектами неправомерных действий при банкротстве по ч.1. ст.195 УК РФ могут быть, в том числе, и входящие в состав временной администрации, назначенные судом с целью проведения процедур банкротства, арбитражные управляющие (временный, административный, внешний, конкурсный [5, с. 133]. Несмотря на то, что арбитражный управляющий может являться субъектом преступлений, предусмотренных ст. 195 УК РФ, на практике данная статья не применяется, вместо нее используют всем понятные хищение и мошенничество (158,159 УК РФ).

В-седьмых, неоднозначным для административной и уголовно-правовой науки и практики является вопрос о том, кем и когда определяется момент совершения арбитражным управляющим неправомерных действий. Представляется, что указанные в ч. 1 и 2 ст. 195 УК РФ и ст.14.3 КОАП РФ действия должны рассматриваться как выполнение объективной стороны общественно-опасного деяния независимо от того, совершаются они при наличии признаков банкротства до судебного решения о признании должника банкротом либо после такого решения. В противном случае при установлении в действиях арбитражного управляющего объективной стороны противоправных деяний, предусмотренных ст. 195УК РФ и ст.14.3 КОАП РФ, потребуется решение арбитражного суда об отстранении от исполнения обязанностей временного управляющего, административного управляющего, внешнего управляющего в случаях и в порядке, предусмотренных ч. 3 ст. 65, ч. 5 ст. 82, ч. 3 ст. 98 Федерального закона «О несостоятельности (банкрот- стве)» соответственно. Это приведет к тому, что решение арбитражного суда станет необходимым также при установлении фиктивного банкротства (ст. 55 Закона о банкротстве), что, как представляется, подменит функциональное назначение гражданско-правового акта в уголовном судопроизводстве.

Таким образом, учитывая вышеизложенное, пришла пора поставить вопрос о декриминализации ст.195 УК РФ и исключении ее из уголовного кодекса.

Статья проверена программой «Антиплагиат». Оригинальность 83,28%.

Список литературы:

1. «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 29.07.2017) (с изм. и доп., вступ. в силу с 10.08.2017) // Собрание законодательства РФ», 07.01.2002, № 1 (ч. 1), ст. 1.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 29.07.2017) // Российская газета. № 238239. 08.12.1994.

3. Габов А.В., Егорова М.А., Могилевский СД. и др. Координация экономической деятельности в российском правовом пространстве: монография / Отв. ред. М.А. Егорова. - М.: Юстицинформ, 2015. - 656

4. Несостоятельность (банкротство). Научно-практический комментарий новелл законодательства и практики его применения/ отв. ред. В.В. Витрянский-М.: Статут, 2010-565.

5. Преступления в сфере экономики: учебник для академического бакалавриата/ Отв. ред. И.А. Подройкина, С.И. Улезько. - М.: Издательство Юрайт, 2017. - 230 с.

6. Пятаков В.В. Ответственность арбитражного управляющего/ Пятаков В.В.-М.: Корпоративное право, 2016-10.

7. Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» // «Собрание законодательства РФ», 28.10.2002, № 43, ст. 4190,

8. Федеральный закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ (ред. от 29.07.2017) «Об обществах с ограниченной ответственностью» // Российская газета. № 30. 17.02.1998. М.А. Олейник - старший преподаватель кафедры аудита, Кубанский государственный аграрный университет имени И.Т. Трубилина (link1969@mail.ru),

Метки
Программа Финансовый анализ - ФинЭкАнализ для анализа финансового состояния предприятия, позволяющая рассчитывать большое количество финансово-экономических коэффициентов.
Журнал Арбитражный управляющий
Скачать ФинЭкАнализ
Программа для проведения финансового анализа по данным бухгалтеской отчетности
Скачать ФинЭкАнализ
Провести Финансовый анализ Онлайн
Онлайн сервис для проведения финансового анализа по данным бухгалтеской отчетности
Попробовать ФинЭкАнализ